Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

15% родителей не хотят отдавать детей в школу

Дети из более чем 100 тыс. российских семей 1 сентября не пойдут в школу. Одни — по медицинским показаниям, другие — идейные: выбор в пользу семейного образования их родители делают сознательно, искренне желая чадам всего самого лучшего.
Как живут люди, которые были анскулерами?
Рассказывает  34-летний режиссер Никита Добрынин:

Никита прекрасно образован: его отец всех своих пятерых детей учил дома, а в школу, причем в альтернативную, отдал их лишь подростками. И всем было весело — никакого прессинга, школьных хулиганов, все выросли очень свободными и интересными людьми. "Но нам, всем пятерым, пришлось потом несладко,— признается Никита.— Никто не смог удержаться в рабочем коллективе. У нас нет опыта подчиняться. Тем более подчиняться людям, которые в чем-то уступают нам. Недоступна формула "ты начальник — я дурак". У нас в детстве все было просто: честно — нечестно, правильно — неправильно, хорошо — плохо, а жизнь оказалась устроена гораздо сложнее".

Однако,и он, и все его сестры и братья состоялись в жизни, успешно работают. Сами на себя, в бизнесе — но работают же.



Стоит заметить, что добиться от школ перевода ребенка на семейное образование подчас довольно сложно. Хотя в законе "Об образовании" и написано, что право обучать детей дома есть у каждого родителя, но школе участвовать в процессе в обязанность не вменяется. А поскольку такая история чревата для школ большой дополнительной работой, как бумажной, так и организационной, которая к тому же никак не финансируется, ввязываться в нее хотят совсем немногие.

Большинство родителей, выбирающих семейное образование, радикальный анскулинг все-таки не рассматривают, стремятся выбрать ту или иную учебную программу. Достаточно часто такая программа является дополненной или, как считают родители, улучшенной версией школьной. "Первые несколько лет обучения мы каждую четверть сдавали экзамены в обычной школе,— рассказывает Иван Гидаспов, отец 12-летнего Матвея.— Но в итоге решили от этой системы отказаться и выбрали "Экстерн-офис Алексея Битнера"". Бывший директор школы новосибирец Битнер — один из пионеров альтернативного образования, открыл свою онлайн-школу в 2010 году, и сейчас в ней учатся, консультируются по e-mail и сдают экзамены по Skype несколько сотен человек.


"Смысловые блоки школьной программы у Битнера соблюдены,— рассказывает Иван,— но сама программа составлена по-другому, менее формально. Считается, что это достаточно сложная программа, но Матвей справляется, хоть и поднывает иногда". За обучение в школе Битнера Гидасповы в начальных классах платили по 20 тыс. руб. в год. Немногим дороже — 25 тыс. руб.— им обходится обучение сейчас. Это, конечно, один из самых дешевых вариантов — например, центр онлайн-обучения "Фоксфорд" обойдется родителям примерно в 5 тыс. руб. в месяц.

Среди других методик, которыми пользуются родители, ищущие альтернатив,— система Монтессори, вальдорфская, методическая система В. И. Жохова и набирающая популярность классическая греческая школа, основанная на тривиуме — грамматика, диалектика, риторика — и предполагающая изучение древних языков и теории искусств.
Радикальный анскулинг — полный отказ от учебной программы — выбирают совсем немногие
Этот путь, в частности, выбрала для своего среднего сына, Захара, известный политтехнолог и главред портала Besttoday.ru Марина Литвинович. "Решение родилось не сразу — просто, когда Захар полгода назад начал готовиться к школе, он очень заинтересовался математикой и довольно быстро с помощью образовательной онлайн-платформы дошел до середины программы второго класса: умножает двузначные числа, решает задачи. Я испугалась, что в школе ему будет просто скучно, а потом поняла, что у ребенка должна быть своя траектория, свой учебный план".

Во многом решение было принято под впечатлением от опыта старшего сына Саввы. "Старшего сына я отправила в школу любознательным мальчиком, который всем интересовался, хотел учиться, узнавать новое. Но, к сожалению, классу к пятому, по моему ощущению, школа отбила все эти качества полностью",— объясняет Литвинович. Теперь десятиклассник Савва, смеется она, просится на семейное обучение вслед за братом.

Литвинович из всех вариантов семейного обучения выбрала самый радикальный. "Когда учишь ребенка сам, какие-то вещи берешь из пятого класса, а какие-то — из первого. Вот в прошлом году мы несколько месяцев увлекались мифами Древней Греции, а в школе это будут проходить только в пятом классе,— говорит Марина.— Обучение не привязано ко времени — ребенок чем-то заинтересовался, и задача родителя этот интерес развить. Вот, например, гуляем мы с ним после дождя, и он обратил внимание, что вылезли дождевые черви,— и это повод изучить строение червей, почитать о них, посмотреть фильм". Кроме того, Литвинович уже решила, что обязательно научит сына и полезным навыкам, которым не уделяется серьезного внимания в школе, например работе в интернете или умению быстро печатать.

Оксана Апрельская, издающая журнал про семейное образование, тоже в итоге пришла к анскулингу, хотя первое время ее дочка училась по программе и проходила аттестацию в школе. "Анскулинг, конечно, не все могут выдержать — только в Москве анскулеры составляют какой-то заметный процент от общего числа детей, обучающихся дома. Это обучение предполагает отсутствие заранее определенной программы, родители ориентируются только на интересы ребенка, помогают ему в его увлечении, надоело — переходим к другому этапу".

В среднем уровень образования у детей, которые учатся дома, не ниже, чем у тех, кто ходит в школу


Меньше всего тех, кто выбирает семейное образование, пугает его стоимость. "На самом деле хорошее образование можно дать дома с минимальными затратами — уж точно не больше тех, что обычно связаны со школой,— считает Ирина Шамолина, член совета директоров Международной конференции по домашнему образованию, мама, воспитывающая дома троих детей.— Сегодня какого-то разрыва в способностях или интеллекте между учителем и родителем, у которого есть высшее образование, не наблюдается. Любой родитель с высшим образованием в состоянии освоить школьную программу". По словам Ирины, большинство родителей обходятся своими силами, без педагогов или репетиторов. Но иногда семьи объединяются, чтобы учить детей совместно. "Нанимают педагогов в основном по иностранным языкам и музыке — но так делают и родители тех, кто учится в обычной школе. Есть, конечно, семьи, которые нанимают преподавателей по всем предметам, но эффективность обучения от этого не сильно возрастает",— убеждена Шамолина. Сама она оплачивает ежемесячные занятия в Третьяковской галерее и Пушкинском музее — каждое обходится в 600-1000 руб., курсы рассчитаны на несколько лет и читают их искусствоведы. "Такие занятия в музеях, рядом с реальными объектами, а не с картинками в учебниках,— это, конечно, большой плюс,— рассуждает Ирина.— Но они ведь необязательны, поэтому едва ли можно утверждать, что домашнее образование непременно дороже школьного".

Не особенно беспокоит родителей-семейников и уровень образования: результаты государственных экзаменов, которые должны сдавать все дети вне зависимости от формы обучения, показывают, что большой разницы между теми, кто учится дома и в школе, нет. Более острый вопрос для тех, кто хочет, но все-таки не решается перейти на семейное обучение,— социализация.

Сторонники семейного образования тем не менее и в этом большой проблемы не видят. "Я думаю, что это абсолютно надуманная проблема. Тема слишком раздута,— говорит мама троих детей Юлия Ивлева.— Разговоры о том, что дети на семейном обучении сидят дома, ни с кем не общаются,— это всего лишь разговоры. У нас большой круг знакомых, кружки, разные занятия. Значение школы преувеличено: ребенок усваивает правила конкретно сложившегося в школе коллектива, а также правила общения с учителями, но это ведь не весь социум". Ирина Шамолина вспоминает, как мало помогла в вопросах социализации школа ей самой, причем школа, которая считалась очень хорошей. "Я не знала, как находить общий язык с новыми людьми, не говоря уже о том, что не представляла, например, как общаться с госорганами или как вести себя на деловых переговорах. Родители, занимающиеся семейным образованием, вполне способны обеспечить гораздо более качественную социализацию для своих детей, чем та, которую детям предлагает школа".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments