Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Ничего не меняется...

От Zotov
Жил-был в 1904 году на Камчатке уездный начальник Антон Сильницкий, де-факто глава всего полуострова. Его страсть не любили, ибо, когда он приехал, то вскрыл кучу воровства и невыплаты налогов - скажем, налогов собирали на 15 000 рублей, а он собрал на 80 тысяч, вскрыл взятки на пушных аукционах, запретил торговать бухлом, чтобы не спивались местные племена камчадалов, и его возненавидели купцы, торговцы и кабатчики - приехал тут, деньги мешает зарабатывать, скотина такая:))).



И купцы дали взятку местному доктору, дабы тот объявил Сильницкого сумасшедшим. И послали кляузу в Петербург. Ну да, человек взяток не берет, не ворует - конечно же, он идиот:).


Но 1904 году на Камчатке не было радиосвязи. И кляуза шла долго. О начале войны с Японией там узнали только через 3 месяца, в апреле, когда пароход из Владивостока привез газеты.

Сильницкий рассудил так - в Петропавловске всего 350 (!) жителей. На всей Камчатке - 7 000. А рядом - японские (в то время) Курильские острова с японской же армией, и Камчатку они займут как нефиг делать. И объявил запись в ополчение. За неделю в ополчение записалось 200 человек (!). Даже подростки. Даже старики по 70 лет. Даже те купцы, которые подкупали доктора, явились к Сильницкому жертвовать денег на войну. Как сказал один из них - "Ты у меня в печенках сидишь, ненавижу. Удавишься - рубля тебе не дам. Но не тебе, отечеству жертвую".


Тем временем японцы в июне, как и ожидал Сильницкий высадились на юге Камчатки, и захватили село Явино. Через месяц, туда приплыл отряд ополченцев, 88 человек.


Они атаковали японцев неожиданно, в тумане, и те толком не успели оказать сопротивления. Данные о потерях разные, но всего погибло от 2 до 5 ополченцев. Японцев было убито 76 человек, и 14 (в том числе командир отряда, лейтенант Сечи Гундзи) взято в плен. Японцы предприняли еще несколько попыток десанта на Камчатке, и все закончились неудачно - их сбросили в море, а местные ополченцы (как правило, из охотников) стреляли японских гостей в глаз, как белку.

В Музее Петропавловска до сих пор стоит японский столб с надписью, которую как Гугл по пьяни переводил - "Смысло на этой тын писаних слов: именно эта земля уже принадлежит Японии, поэтому кто кого трогает будет убиты. Командир японской войска Сечи Гундзи".


Однако, в Петербурге министр МВД Российской империи Плеве пришел в ужас при новости о том, что на Камчатке собралось ополчение, и вламывает японцам - "Это ужас! Воевать должна регулярная армия! Что за партизанщина!". И телеграфировал бывшему начальнику Камчатки Гребницкому (уже гражданину США, живущему в Сан-Франциско), чтобы тот как спецпредставитель Плеве прибыл, и забрал власть у "ненормальных руководителей".


Гребницкий приехал, снял Сильницкого, и освободил с извинениями (!) Сечи Гундзи, а пленным японцам вернул оружие, и они стали шляться по Петропавловску как "личная охрана нового губернатора". Гребницкий заявил, что "ополченцы - бандиты, и не имели права воевать с армией японского императора". Это возмутило ополченцев, произошла разборка, в которой пострадали 8 японцев. Гребницкий тут же смотался с Камчатки, захватив с собой всю казну (47 000 рублей), и отбыл обратно в Сан-Франциско. Оставшихся японцев, вторично сдавшихся, отправили в провинцию, они там до конца войны сидели тихо.

Сильницкий прошел врачебное обследование, доказал, что психически здоров, а врач подкуплен, и получил в награду за оборону Камчатки орден (Плеве к тому времени эсеры взорвали). Ну, вот, собственно, и все.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment