?

Log in

No account? Create an account

ketiiiiiiii


Иммиграционный консультант


Вслед за арестом учителя власти закрывают школу. Ибо, нефиг
ketiiiiiiii

Когда Эльвира Горюхина читала о том, что люди из Мошенки не приезжали в суд защищать учителя своих детей, когда навет шел на всю  погрязшую в консерватизме деревню, слышалась ей в этом какая-то неправда. Вот потому она отправилась в Мошенку с одной целью — узнать реакцию жителей на приговор Илье Фарберу. На всякий случай она приготовилась к худшему. Ее предупредили, что люди не будут разговаривать. Их уже достали братья-журналисты.Оригинал статьи здесь http://www.novayagazeta.ru/society/59530.html

Деревня Мошенка живет, как тысячи других, где порушено крупное хозяйство, разграблена коллективная собственность, земля куплена-перекуплена.

Чем живут? Сбиваются в артели и строят коттеджи по берегам Селигера. Мастеровых людей здесь много: резьба по дереву, отделочные работы, а есть и те, кто ладит мебель. А в основном на асфальте сидят дети, старики, женщины. Продают ягоды, грибы.  Трехлитровая банка брусники — 500 рублей.  Люди боятся, что лес станет частным и вход будет закрыт, как во многих местах закрыт доступ к Волге.

Так вот, о «художествах» Фарбера

Журналисты «Новой газеты» провели в доме Валентины Ронжиной, завуча школы, целый день. В это время был болен ее муж, но у Валентины Михайловны было время рассказать о Фарбере как учителе. Он вошел в коллектив, удивив тем, что запомнил сразу имя и отчество каждого учителя. Это неправда, что он не знал сомнений и не слушал советов. Он стал для школы тем бродилом, которое нужно любому учительскому сообществу. Человек талантливый и неуемный, Илья не умещался в стандарт. Всегда в его занятиях было то, что выходило за пределы стандарта. Любовь к детям, участие в их судьбе было поразительным. Он показывал родителям рисунки детей и говорил: «Смотрите, это шедевр». Родители махали рукой: «Да какой шедевр? Рисунок и только». Он же пытался через рисунок постичь детскую душу. Те, кто был не в состоянии понять педагогические замыслы Ильи, недоумевали. Ну, зачем он давал задание нарисовать страх? К чему бы это?

Валентина Михайловна с упоением рассказывает о рисунках, с помощью которых ребенок не только изживал свой страх, но и чувствовал радость от преодоления. Так работали психологи в Беслане.

А сколько же ему, Илье Фарберу, досталось за обучение приемам ушу. Чуждое русскому сознанию занятие. А он хотел, говорит Валентина Михайловна, чтобы деревенские дети не чувствовали себя изгоями ни в Осташкове, ни в Твери, ни в Москве. Он шел к внутреннему состоянию через телесное. И оказался прав. У ребят появилась своя стать, прямая спина. Чувство собственного достоинства. Они были готовы постоять за себя. Валентина Михайловна показывает некоторые точные и элегантные приемы ушу.

«…Он не мог допустить, чтобы музыку дети слушали через несовершенную аппаратуру. Привез из Москвы чудо-технику, и мы впервые услышали Моцарта и Баха такими, какими их слушают в концертных залах».

У него были особые приемы, которые Валентина Михайловна называет сюрпризами:

«Вот был один мальчик. Носил необидное прозвище. Но не подходил для наших литературных монтажей. Мы его оставляли на потом. Когда-нибудь ты выступишь. И вот Илья Исаакович привозит из Москвы венецианские маски. Одна из них дается этому мальчику. Он читает прекрасное (и длинное) стихотворение, которое приводит в восторг всю школу. Прозвище исчезает напрочь».

«…На празднике Победы ребенок забывает стихотворение. Учитель подходит к ребенку, обнимает его за плечи и говорит: «Начни сначала. У тебя все получится».

Личностно ориентированная педагогика. Так это тогда называлось. Она вызывала ярость у невежд и чиновников. Это та самая педагогика, которая исходит из потребностей личности.

Мастер от ремесленника отличается тем, что знает не только сто приемов, которые знает ремесленник, но и способен изобрести новый прием, адекватный данной ситуации и данной личности. Похоже (по рассказам завуча), Илья Фарбер принадлежит к этому типу учителей.

А чего стоят внеурочные чтения поэзии на местной поляне, когда есть возможность лежать в траве, смотреть в небо и слушать музыку слова. Иногда Илью сменял ученик, и тогда учитель погружался в траву и слушал своего ученика. Некоторые родители возражали против таких поэтических штудий. А они, кстати, из области античной педагогики.

Он учил командному духу особыми приемами, но любил повторять, что многое человек может и один. Потратил много времени и сил для создания ледяных горок. Стремился сделать все сам.

«Он был для нас, учителей, как родник, хотя мы и не в болоте находились. Вот ты видишь какое-то явление с одной стороны. Он приходит, и выявляются другие грани этого явления. Таких учителей надо обязательно прикрывать, что я и делала. Ну, заполнит журнал чуть позже. Что из того? Мы многому у него учились. Наша профессия особенная. Мы счастливые, у нас всегда есть возможность учиться у детей. Иногда пятиклассник такое скажет, что диву даешься.

Журналисты уже готовились принести извинения за целый день, который отняли у семьи Валентины Михайловны. Она остановила . Вот такими были ее последние слова: «Я дала слово никому не говорить о том, что произошло в нашем селе. Сегодня я нарушила этот обет только потому, что хотела бы облегчить участь Ильи Фарбера».

Дети.

Их не собирали. За ними не гонялись. Они сами оказывались рядом. Были среди них и те, кто учился у Ильи Исааковича, и те, кто живет в Осташкове, и даже в Москве. Все они знали Фарбера и тут же подключались к разговору. О приговоре, который известен всем, говорили так: «Жестоко!» Уверены, что будет пересмотр дела. Откуда осташковский ребенок знает Фарбера?

— Я у него был на одном нестандартном уроке. Он говорил о Масленице. А потом мы с баранками ходили по деревне. Было очень интересно.

— А как ты попал на урок?

— Они пускают всех, кто захочет прийти на урок.

Откуда пятиклассница из Осташкова знает Фарбера?

— Хорошо знаю. Я участвовала в одном походе и одном велопробеге. — Выдерживает паузу и говорит очень серьезно: — Наша семья была огорчена, когда мы узнали про приговор.

Арест учителя и директора клуба Мошенка встретила удивленно-настороженно. В отличие от большинства жителей, которые скрупулезно сопоставляют «преступления» Фарбера с преступлениями истинных жуликов и воров, остающихся на свободе, пасечник Василий Давыдов рассматривает жестокий приговор Фарберу как социальный знак. Как послание народу.

Пасечник хочет понять, что осталось, как он говорит, за кадром суда? Какие крючки сработали, что дело Фарбера оказалось в ФСБ?

Непостижимым образом процесс над Фарбером совпал с трагическим событием для всего села — закрытием школы. Мошенкинская школа чудо как хороша. Ухожена. Есть канализация, газ, оборудование для кухни, мастерская… Сейчас там снимают интерактивные доски, увозят котлы, разоряют классные комнаты. А в холле все еще висит придуманный Фарбером лозунг-приветствие «Жизнь прекрасна». Это приветствие выложено из веточек, изящно тонких и гибких, способных прожить долгую жизнь. Эти веточки напомнили мне детские сочинения учеников, которые чувствовали, что над школой висит дамоклов меч. Они хотели, чтобы школа жила вечно. Тогда вечно будет жить село.

Теперь же придется первокласснику из далекой деревни вставать в шесть утра, чтобы проделать путь в пятьдесят километров (туда–обратно) до школы. Потом он будет ждать, когда закончится последний урок у старшеклассников, и снова двинется по бездорожью в нелегкий путь. Видела я этих бедолаг, дремлющих в задрипанных школьных автобусах. Это называется реорганизацией школьного образования

Сейчас еще видно во что хотел превратить клуб мечтатель Фарбер. Когда входишь, становится ясно: он хотел создать в деревне театр в его изначальном смысле. Об этом говорит все, что осталось от его замыслов. Но скоро ничего этого не будет, стены уже перекрашивают.

Глава поселения Любовь Валеева, как и все жители, в шоке от приговора. Чего только не читает о себе в СМИ, вплоть до того, что это она заставила Фарбера «взять эти деньги». Валеева, как она говорит, выдерживает и этот удар. Достойно выдерживает. Интервью не дает. С журналистами НГ говорила честно, откровенно, не утаивая ни противоречивых сторон Ильи Фарбера, ни всех сложностей его общения с людьми. Психологически точно обозначает проблемные моменты самой судьбы одаренного человека. Особенного, как она говорит. Он не просто любил детей и ладил с ними. Это была его компания. В школе были дети из малоимущих семей, некоторые слабые интеллектуально. Он опекал всех, читал книги, водил в походы. «Он безвозмездно старался что-то сделать, переживал за детей, постоянно говорил о них». Влияние на детей было сильное, но со взрослыми не всегда находил контакт. Что-то было в его поступках от юношеского максимализма, так ей представляется.

История с клубом — это и ее история. Она называет клуб своей жемчужиной. Никто не хотел занимать место директора, когда шло строительство. Она знает, что Фарбер довел бы его до конца. Когда противники Ильи сегодня демонстрируют темные стены клуба, Любовь Геннадьевна знает, как бы он эти стены зарисовал. Не сложилось...


promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.