?

Log in

No account? Create an account

ketiiiiiiii


Иммиграционный консультант


Про английский язык на собеседованиях
ketiiiiiiii
Наступило время летних каникул и многие маленькие студенты скайп-школы GLASHA отправились отдыхать. Сейчас на первый план выдвинулись взрослые, которые ищут хорошую работу. Но, хорошая работа подразумевает владение английским языком как минимум на уровне Intermediate

Поэтому такие письма не редкость:

"Заметил, что в последнее время всё чаще и чаще попадаются вакансии с требованием английского языка: на сайтах по поиску работы таких вакансий где-то половина. Я, конечно, всё понимаю: экономика глобализируется, компании выходят на международный рынок и им наш английский нужен позарез, но если оглядеться по сторонам, то мы увидим, что подавляющее количество людей в России (ну, процентов 90 точно) либо совсем не знают английский, либо знают его на уровне “Май нэйм из Саша. Айм фром Чебоксары”. Но при этом все эти люди как-то трудоустроены, где-то да работают и получают нормальные деньги и без всякого английского (а некоторые умудряются это делать даже там, где английский реально нужен, а они всё равно работают, и их почему-то не увольняют). Возникает подозрение, что во многих вакансиях это требование не особо критично и работодатель его включил просто “для крутизны”, повышения статуса компании в глазах соискателей или чего-то ещё. Теперь вопросы:
1. Как определить степень критичности английского языка, если в описании вакансии об этом не сказано – может по уровню позиции, сфере деятельности компании, её размеру и т.д.?
2. Как часто на собеседованиях проверяется уровень владения английским языком и каким образом?
3. Вот вопрос конкретнее. Я думаю устроиться на стажёрскую позицию в какой-нибудь визовый центр или фирму, занимающуюся помощью в оформлении виз. У меня крепкий Elementary. Стоит ли ломиться туда с таким уровнем? Может ли прокатить фраза, что я сейчас учу английский? Я ведь его действительно учу, но язык – штука сложная, за один месяц его не освоишь. А работать нужно уже сейчас.
Дико извиняюсь за много букв, обычно я более лаконичен. Просто реально обидно сливать хорошие вакансии, где я подхожу под все требования, кроме этого.

Напоминаем, что в скайп-школе GLASHA вполне реально поднять уровень с "крепкий Elementary" до нормального Pre-Intermediate за курс из 15-20 часовых уроков с носителем языка.

После блока из 10 занятий наши студенты произносят довольно связные предложения практически без ошибок, если эту тему они проходили на занятиях. После 20 занятий работадатель реально может увидеть, что вы вполне сносно говорите по-английски, бегло и с хорошим произношением, что значительно повышает шансы пройти интервью на хорошую позицию.

Ждем на занятия! Запись по по почте glasha.consulting@gmail.com
Фрагмент урока можно посмотреть здесь https://www.youtube.com/watch?v=GH9YwIxhsBQ&t=1s

promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.

Туфли
ketiiiiiiii
От Борис Брестовицкий

Йоси жил на самой окраине Варшавы, на Абрамовской улице. Он рано остался без отца, через год после бар-мицвы. Все что ему досталось в наследство – маленькая мастерская и навыки, через подзатыльники, вбитые в него отцом. Он чинил туфли, шил сапоги, клеил подошвы. Эта мастерская позволяла ему кормить себя, мать и младших сестер. Правда работать приходилось с утра и до позднего вечера, но зато работа была.


Как-то в старом отцовском сундуке Йоси нашел женские туфли. Они были сильно изношены, каблуки сломаны, но верх, сделанный из красной кожи, сохранился совсем неплохо. Йоси смотрел на них несколько дней, пока ему в голову не пришла идея – сделать из них детские ботиночки. На новые туфли кожи бы не хватило, а вот на детские – вполне. Так как заказа на такие ботиночки у него не было, он делал их не спеша, тщательно и с любовью. Через дней десять они были готовы. Ботиночки получились, как игрушечные. И в день, когда они были готовы, уходя домой, Йоси гордо выставил их в окне мастерской.

На следующий день, когда Йоси пришел в мастерскую, у окна стояла милая девушка. Ее лицо показалось ему знакомым. Увидев сапожника, она улыбнулась и спросила – не продаются ли эти ботиночки? Именно такие она хотела бы купить своей племяннице. Завязался разговор и Йоси вспомнил девушку – Мириам работала у кондитера Пашельского. Слово за словом и Мириам купила ботиночки для племянницы. Через день она пришла снова, чтобы поблагодарить Йоси, потом зашла еще раз. В следующий раз Йоси сам зашел к Пашельскому, и пригласил Мириам прогуляться… Вскоре они поженились. Потом… потом была жизнь, которая катилась и крутилась, мелькая калейдоскопом лет, и к фотографиям детей добавлялись фотографии внуков.



Война пришла нежданно. Война всегда приходит нежданно. Никто ее не ждет. Потом было гетто. Поседевший Йоси сам толкал по обледеневшему тротуару тележку с телами своих внуков. Железное колесо, слово колокол церкви Святого Иоанна, отбивало «аминь-аминь». Йоси шел и бормотал про себя молитву. Тротуар был пуст. В это раннее промерзшее утро, немногие могли вылезти из кучи тряпья, служившей им постелью.

Через три дня он отвез Мириам. Еще через день маму. В первый день весенней капели он отвез на кладбище гетто свою старшую дочь.

Потом пришли русские. И тогда Йоси узнал, что его сын погиб еще год назад. Но у него была еще одна дочь, которая перед войной уехала в Лондон. Оставалась надежда. Но летом 45-го пришло официальное письмо от правительства Великобритании, и не осталось даже надежды.
Read more...Collapse )