Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Меня еще никто не заставлял оплакивать лук и йогурт, а тут само собой...

От Джон Шемякин

При всей своей легкомысленности к некоторым вещам я отношусь очень серьёзно. С такой степенью серьезности, что дальше только вдумчивость, а за ней бескрайняя горящая степь, красное небо и разбегающиеся христианские мученики.

В доме должны быть запасы еды. Не то, что мы называем "запасами" в городской суете, а полновесные такие, амбарные залежи продовольствия. Чтобы в рядах продовольствие стояло, колоннами высилось, шеренгами непоколебимо, чтобы жратва лоснилась на срезах и томилась в ожидании. В идеале, до горизонта. Чтобы выехать к продовольствию окинуть взором, а не получается окинуть. Всё подтянутое, свежее, ладное, скрипит на ощупь, трескается от сытости, сочное и ядрёное. Гвардия. Любимцы. Резервы. На стременах привстанешь, а всё равно, не видать края, нет. Всё блестит, всё по форме, по росту. "Что?!", - багровея, кричишь, - "готовы, сынки, а?! Не посрамим?!"
А в ответ гул торжественный: "Нет, государь-надёжа! Выстоим!"

Утрёшь непрошеную слезу перчаткой и махнёшь: "Ну, значит, ребяты, в огонь! За матушкой-императрицей! Кидайтесь в последний приступ, а за мной не задержится! Вознесёмся ж! Орлы! Подведите того вон, понюхаю что ли...Ах, хорош!"
И слышишь вокруг гулкие раскаты: "УРААА!!!!! УРААААА!!!!!" Прослезишься вторично. А тут и перезвон. Сзади подбегают гости. Кричат: "Гимн, господа, гимн! Встанем на колени! Боже!" Хлопаешь по тугим бокам окорок тамбовский, а он счастливый такой! Смеётся!



А во многих християнских, благочестивых с виду домах еда содержится на положении военнопленной массы. Тоскливо дожидается неминучего конца у проволоки. Видно, что жратву втянули. Поспешно, без любви, обманом. Всё какое-то похватанное, наспех вскрытое, загибающееся, растерянное, душевно опустошенное, зябнущее по камерам. Сыр выгнулся как в предсмертной муке, масло там какое-то, пол-кастрюли супца, где-то притаились рожки или иные какие нищенские макароны. Они в банке, они обречены на вечное заключение за происхождение. Не вырваться. Лук какой-то инфернальный в нижнем ящике сам не понимает, что с ним происходит, за что муку такую принимает?! Месяц назад ведь был полносоким, ядрёным таким Чиполлино, а ноне что? Пожухлый вдовец-сиделец, забытый монте кристо, морщины и вялые перья. Сказать ничего не может - отвык. Ни злости в нём, ни надежды, ничего...Прошла жизнь...

Откроешь эдакий холодильник - это тюрьма, друзья, карцер. Дымящаяся ночная полынья с присыпанной порошей запиской "прощевайте..." "Ты кто?", - сипло спрашиваешь у какого-то вскрытого йогурта - "ты чё тут? один-то?" А он не помнит, кто он! Он помер, поди, уже в белом безмолвии. Скорбная судьба, бесславная кончина...
Люди в таких домах и себя мучают и продовольствие истязают. Страшно...
Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments