Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Интересная статистика по кризисам. Мы выживем :)

От Натальи Зубаревич




Очередной кризис в российской истории — не первый, но совершенно новый. Вообще, у нас кризисы были разные. Первый кризис, как мы помним (молодежь не помнит), — трансформационный. Очень тяжело переходили от плана к рынку. Этот переход длился четыре года. Он был тяжелейший.

Второй и третий кризисы были глобальными. Нам не повезло, потому что стукнуло по всем и стукнуло по нам. Это не были кризисы внутрироссийские — нас задело.
А вот этот кризис, новый, — он начался как внутренний. С 2013 года перестала расти промышленность, начали падать инвестиции, начали резко копиться и нарастать долги бюджетов регионов. И только потом, во второй половине 2014 года, уже полетели цены на нефть. В 2015-м на четверть попадали цены на цветные металлы, на уголь, сейчас — и на железную руду, на целлюлозу. Это кризис плохих институтов. Это кризис завершения старой модели роста. А нефть его уже просто припечатала.






Видим, что первый кризис дал падение в два с лишним раза.
Второй кризис — на четверть сразу. Посмотрите, что у нас по 2015-му году. Чувствуете разницу? Ну да, проблемы. Как в старом анекдоте: ну, ужас, но не ужас-ужас-ужас! Это медленный кризис. Его проблема в том, что он долгий.  Он будет тянуться много лет.

Он уже просматривается географически следующим образом. Во-первых, впервые полетели современные машиностроительные регионы — это автопром, новый, пришедший к нам вместе с западными компаниями, высокотехнологичный; он споткнулся о потолок платежеспособного спроса. У людей нет денег это покупать.
Второе — это наше полудепрессивное машиностроение. Каждый кризис их колотит. Но кто в плюсах, посмотрите: импортозамещение .
Импортозамещение у нас происходит реально; народ беднеет, покупать другое уже не сможет. Аграрный юг чувствует себя неплохо. Да, есть проблемы, но на фоне страны ему лучше. Смотреть  картинки
Нефтегазодобывающая промышленность, неубиваемое наше все, — либо ноль, как Ханты и Ямалы, либо плюсы, как у новых месторождений Сахалин и  Якутия — там рост.
И, наконец, феерически, впервые за 25 лет, растут регионы военно-промышленного комплекса. Там вопрос очень понятный: сколько денег, столько роста. Все это бюджетные инвестиции. Никакой частный бизнес там не инвестирует. Сколько хватит денег у бюджета, столько они будут расти.


Бюджету будет плохо, но он не помрет, и все резервы уж точно не растратит. Резервы будут беречь аки можно — рубить расходы.


Что попадает в расходную часть? Культура, здравоохранение, образование.


Уровень зарплат падает, но безработицы нет. Она даже уменьшилась до 5, 8 % на конец 2015 года. Ну, кто понимает, уровень ее в Испании, например,  за 20%, — вот такой  наш кризис. В России первым и главным форматом снижения издержек является не высвобождение работников, а снижение их заработной платы. В этом году на рынок труда выходит очень маленькое поколение, и так будет до конца этого десятилетия и даже дольше. А вот посмотрите какое  огромное поколение уходит с рынка .Через год у нас будет минус 10 миллионов человек. Они сами не рвутся уходить, они бы еще поработали. Но их легко уволить — они пенсионеры.


Кроме этого у нас
уже под 20 миллионов человек самозанятые неформалы. Это четверть российского рынка труда. А что это значит? Люди как-то перебиваются. Люди трансформируют свой образ жизни, который был инструментом модернизации, в сторону инструмента выживания, простого и угрюмого. Смена образа жизни с развивающего на выживание. У тех, кто может, кто конкурентоспособен, заметно развивается миграция. Особенно в IT-сфере это очень заметно, и не только — там люди довольно активно уезжают. Смотреть картинку


Итак, какой у на спад в потреблении сейчас?. Два последних месяца судорожного потребления, покупок, все, у кого мало денег, — гречку, у кого побольше, — новый гаджет, у кого еще побольше — последнюю машину с витрины автосалона.  Некоторые люди занимали и на последнее покупали ипотеку или что-то еще, хотя всю страну накрыло сильнейшим падением доходов. И никаких протестов. Недовольство растет, раздражение растет, все правда, — но ответ на это есть суперпростой: «А вы что хотели? Кругом враги, и нефть упала». И этот ответ воспринимается, люди понимают. Жизнь как зебра: черное, белое. Ну настала черная полоса — и адаптируются.


 Население будет очень агрессивно, но агрессия будет выражаться в битье тарелок на кухне, детей, периодически — жены, и облаивании соседа по автобусу, который вам чем-то там двинул. С битой будут бегать регулярно на российских автотрассах.


Однако, мы выйдем из этого кризиса, несомненно, потому что политико-экономические циклы конечны, и по-другому в этом мире не бывает. Мы выйдем из него в новое что-то, пока непонятно что. С безусловно худшим человеческим капиталом, — и это медицинский факт, с ним ничего нельзя сделать. С еще более постаревшим населением, гораздо меньшим драйвом по сравнению с концом 80-х, когда у нас было желание попытаться делать что-то самим.


Не сбрасывайте со счетов замечательный гендерный фактор. Знаете, что было, когда все грохнулось в начале 90-х? Это мое поколение, я его хорошо помню. Мужчины — завлабы, начальники цехов, серьезные и состоявшиеся люди, старшие научные сотрудники — легли на дно, на диван, начали смотреть в потолок и думать о смысле жизни. Женщины освоили профессию риэлтора, начали ходить с сумками на рынок и поскакали в новую жизнь, потому что детей надо кормить. Вот детей никто не отменял. Адаптируемся. Ну, погрубеем. Испортится макияж. Мы постареем, но выживем. А, может быть, молодняк вернется, если ситуация изменится. Никогда не говори «никогда».

Читать полностью


Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment