Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Дядька, чего же ты хотел…

Источник

7 февраля владелец крупнейшей в России сети пиццерий «Додо Пицца» Федор Овчинников рассказал в фейсбуке, что его вызвали в качестве свидетеля на допрос по делу о сбыте наркотиков в особо крупном размере.



Дело открыли по заявлению некой Екатерины Прониной. В документах говорится, что Овчинников с партнерами под прикрытием сети пиццерий якобы занимается поставками наркотиков из Латинской Америки. 8 февраля выяснилось, что Пронина — соинвестор одной из пиццерий «Додо». Пронина при этом заявила, что не писала заявление, а ее подпись подделали. Журналист «Медузы» Евгений Берг поговорил с Федором Овчинниковым: он считает обвинения в адрес компании «сюрреалистичными» и не планирует оставлять свой бизнес.

Полностью интервью здесь

Краткое содержание:

Кто такой Федор Овчинников и почему все говорят про сеть «Додо Пицца»

Основателю франшизы «Додо Пицца» Федору Овчинникову 36 лет, он из Сыктывкара, по образованию — археолог. В 24 года Овчинников взял в банке кредит и на эти деньги открыл в Сыктывкаре книжный магазин, а затем, вместе с другими инвесторами, еще семь. Из-за кризиса 2008 года был вынужден продать свою долю в бизнесе; эта история описана в книге журналиста Максима Котина «И ботаники делают бизнес» (которую бизнесмен Евгений Чичваркин назвал «лучшей книгой о бизнесе по-русски»).

В 2011 году Овчинников открыл в Сыктывкаре первую пиццерию «Додо Пицца». Сейчас во франшизу входят 299 пиццерий (это и рестораны, и службы доставки) в десяти странах мира, в том числе, в США и Китае. Еще в 2012-м издание The Village называло Овичнникова среди 25 самых успешных молодых предпринимателей России. В 2015-м Овчинников с помощью краудфандинга получил от частных инвесторов 100 миллионов рублей, тогда же годовая выручка компании превысила миллиард рублей (по итогам 2017-го — шесть миллиардов рублей).

Овчинников называет «Додо Пиццу» «IT-компанией»: она действительно является одной из передовых в России по техническому оснащению и управляется с помощью платформы Dodo IS (включает в себя сайт франшизы, колл-центр, систему управления сменой, мобильные приложения для курьеров и кассиров). Финансовая отчетность компании находится в открытом доступе, это принципиальная позиция Овчинникова. Сам он постоянно рассказывает о своем бизнесе в социальных сетях.

* * *


Когда мне сообщили в полиции, что заявление написала Пронина, мне это ничего не сказало, мы только благодаря комментариям в интернете поняли, что это инвестор пиццерии в Люберцах. Связались с ней, она говорит, что в шоке, и что никакого заявления не писала.

Кстати, когда нам с адвокатом показали это заявление в полиции, я постарался максимально его запомнить и специально обратил внимание на подпись — она была такая большая, размашистая. Я попросил выслать скан подписи Прониной — вообще другая.

В полиции сказали, что в ноябре в пиццерии в Южном Медведкове сотрудники нашли «закладку». При этом МВД отчиталось, что был найден пакет с 550 граммами порошка, а потом, через полтора месяца, еще один, весом 200 грамм.

Получится ли отнять у нас бизнес на основании этого я не знаю

У нас сложный бизнес. У нас ядро франшизы — собственная информационная система, которую обслуживают 50 разработчиков. Нужны постоянные инвестиции в IT — и достаточно большие. И мы еще не вышли на стадию, когда управляющая компания, которая получает роялти от франшизы, начнет зарабатывать. Она, по нашим прогнозам, покажет прибыль только в этом году. Все потому, что мы продолжаем инвестировать в информационную систему, это уникальная особенность нашей франшизы. Так что «отнять бизнес» — версия несостоятельная. Это не какой-то ресурс, которые принесет деньги, независимо от того, как им управлять.


Еще момент: мы открытая компания, публикуем презентации, говорим, что выручка сети в 2017 году составила шесть миллиардов рублей. Люди, которые в бизнесе не разбираются, думают: «Вау, значит у компании есть деньги! Значит, им проще заплатить, чем ходить по допросам». Никто не ожидает, что мы не пойдем ни на какие компромиссы, никому не будем платить и вообще пойдем на риски — это ведь очень неприятная история для бренда. Нам сейчас и партнеры пересылают письма от арендодателей из других городов: «Вы там только не распространяйте наркотики у нас».
Все это крайне неприятно для нас, ведь мы строим такой семейный бренд, с определенным ценностями.

Первый и главный наш принцип -открытость.

У нас открытые кухни, висят веб-камеры, соблюдаем все стандарты, например, люди на кухне надевают халаты и бахилы, даже если это генеральный директор. Вам сейчас кажется, что я банальные вещи говорю, но в системе общепита такие вещи для внутреннего функционирования уникальны. Мы публикуем информацию о выручке, любой из десяти тысяч сотрудников, да и клиент, может написать мне письмо, и мы на него отвечаем.

А второй принцип — доверие; наша компания строит вокруг себя экосистему из доверия. Например, правило «60 минут, или пицца — бесплатно». Мы никогда не проверяли, правда ли опоздала доставка: если клиент говорит, что опоздала, мы сразу же отдавали ему пиццу, потому что доверие выгоднее. И к нам приходили люди, партнеры, франчайзи, которые разделяют эти ценности и идеи. А тут такая история — прямо противоположная нашим ценностям.

Когда я шел на допрос, я думал, что это какое-то недоразумение. Но то, что начал говорить следователь, это просто сюрреализм. Что будет дальше? Сейчас я могу предполагать вообще все, но, конечно, я верю в здравый смысл.

Я как бизнесмен понимаю, что с точки зрения общественного резонанса, дожимать нас сейчас, даже если есть заказ — это за гранью добра, зла и здравого смысла. Мы для огромного количества предпринимателей — символ российского бизнеса, который создан абсолютно с нуля и развивается глобально, у нас есть шанс построить глобальную потребительскую компанию в России. Самое плохое, что можно сделать для пиара бизнеса в России, это преследовать нашу компанию.

Может быть, идеалист, но мне кажется, что и в МВД есть адекватные люди, там есть человек, который понимает абсурд происходящего. У которого есть семья, дети друзья…

Как только я опубликую эту заметку, кто-то в комментариях напишет: „Дядька, чего же ты хотел… Это Россия!“ Пожалуйста, не пишите. Я не знаю, кто это устроил, но они не заставят меня разлюбить нашу страну, людей вокруг, стать унылым пессимистом».

Мне этот пессимизм не нравится. Я никогда не идеализировал нашу страну, я понимал все сложности, при этом я понимал, что можно строить бизнес. Находить адекватных людей, создавать экосистему вокруг себя. Я знаю огромное количество классных людей — поставщиков, партнеров — которые увлечены своим делом, с которыми можно строить доверительные отношения. И я не хочу уезжать из России, потому что я не смогу в чужой стране влиться в культуру и чувствовать там себя своим. Пессимизм — это поражение.


....Вечером 9 февраля дело Овчинникова «передано вышестоящим органам».
Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 9
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments