Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Жена-спуглер не сильно отличается от кота

Источник

Жен айтишников на западе называют спуглерами (от английской аббревиатуры «жена сотрудника Google»). Их жизнь — уникальный феномен, про который редко говорят и пишут.



Ежегодно на Запад переезжают тысячи российских IT-специалистов: они едут попробовать себя в крупные иностранные компании, заработать денег и добиться стабильности. Обычно это мужчины старше тридцати, с женой и часто — с ребенком.

После переезда и выхода на новую работу сотрудника-россиянина ждет адаптация: курсы языка, наставник, плавное вхождение в работу. Работа за рубежом — новый классный опыт даже для тех, кто три раза в год уверенно летал в Европу или США и неплохо говорит по-английски. Однако жена айтишника никакой адаптации не встречает. После переезда ее мир неожиданно схлопывается и погружается в бесконечную скуку.



Город вокруг кажется красивым, но недоступным. Его идеальные жители ездят на велосипедах, одеваются в модные дизайнерские шмотки, красиво пьют кофе в кофейнях. Рядом с ними чувствуешь себя гадким лебедем: ты мигрант, который не знает языка, не умеет правильно есть устриц и последний раз был в клубе в школе, в 2000-е годы, в Ростове.

Люди вокруг объединены каким-то беззаботным счастьем, а ты второй месяц не можешь снять постоянную квартиру, у тебя болеет кот и муж сидит на работе с десяти до десяти. На самом деле, рабочий день у него заканчивается в шесть, но по вечерам всегда — курсы голландского, барбекю и крафтовые дегустации. Адаптация, можно понять.

Спуглеры почти никогда не могут работать, как их мужья: у них нет языка, квалификации или визового права для этого. За рубеж переезжает не семья, а мужчина и то, без чего ему будет плохо там жить. Формально, жена-спуглер не сильно отличается от кота.


За рубежом партнер айтишника лишается того, что составляло существенную часть его жизни на родине. Здесь не нужно драться за место в детском садике или очереди к врачу для больного папы, не обязательно знать хороших сантехников и дружить с парикмахером. Работать тоже не нужно (или нельзя).


Погрузившись в стресс, спуглеры находят спасение в компании других русскоязычных жен-айтишников. Обычно во всех крупных центрах переезда программистов уже работают сообщества их жен: они обмениваются детскими колясками, привозят из дома лекарства, которые здесь выписывают строго по рецепту, и ходят на домашние вечеринки.

Очень редко женщине удается подняться над эмигрантской безнадежностью и немного социализироваться. Обычно с этим справляются те, кто и дома был на проактивной работе, — дизайнеры, менеджеры, фотографы, иллюстраторы: им легче трудоустроиться и обрести новые знакомства среди местных жителей.

Для большинства спуглеров пределом мечтаний останется работа няни в русскоязычном детском саду. Кроме того, за год дети быстро осваивают новый язык и часто работают переводчиками для родителей.

Семьи российских мигрантов обычно годами находятся в глубоком культурном кризисе. Страх перед социализацией погружает их в сообщество, которое редко наполняется новыми смыслами.


Отличный способ рецепт борьбы со спуглерством — изучать язык и втягиваться в общественную жизнь приемной страны.

Скайп-школа GLASHA приглашает на дистанционные уроки разговорной практики с носителями на 13 языках мира
Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments