Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Лев Толстой хотел застрелить Тургенева на дуэли

Источник

В тульском поселке Чернь у автомагистрали Москва-Симферополь стоят два классика. Место для памятника выбрано не случайно. Неподалеку – знаменитая Ясная Поляна и родовое имение Толстых Никольское-Вяземское, отраженное в «Войне и мире», других произведениях Льва Николаевича. А до Бежина луга, села Тургенево - вообще рукой подать.



Классики дружили, что и символизирует памятник. Но однажды между ними пробежала черная кошка.


- История эта малоизвестная, - рассказывает писатель, главный редактор журнала о природе «Муравейник» Николай СТАРЧЕНКО, большой знаток жизни и творчества Тургенева. – В мае 1861 года Лев Николаевич приехал из Ясной Поляны погостить к Ивану Сергеевичу в Спасское-Лутовиново. Оттуда вместе поехали к поэту Афанасию Фету. Он жил в полсотни верст, в имении Степановка. Там-то за завтраком и разгорелся скандал

Тургенев стал восторженно рассказывать о своей дочери Полине. Вообще-то девушку звали Пелагея, и родила ее АВдотья - белошвейка, которую мать-помещица «прикрепила» к юноше Ивану, чтобы тот стал мужчиной.

Узнав о беременности девушки, мать Тургенева тут же выслала ее в Москву к родителям. Там 26 апреля 1842 года и родилась Пелагея. Авдотье была назначена очень хорошая пожизненная пенсия. Такое приданое позволило ей вскоре выйти замуж и безбедно просуществовать до конца жизни, не вспоминая о том, что у нее есть дочь.
А годовалую Пелагею забрали в Спасское, где она жила на правах бастардки. Официально Варвара Петровна не признала ее своей внучкой, но изредка перед гостями хвалилась «шалостью сына»: вызывала девочку, ставила перед приглашенными, спрашивала их: «Ну, что скажете? На кого похожа?».

Что у него есть дочь, Тургенев не знал, пока ей не исполнилось восемь. «Скажу Вам, что я нашел здесь, – догадайтесь что? – свою дочь восьми лет, разительно на меня похожую, – писал он Полине Виардо в июле 1850 года. – Глядя на это бедное маленькое создание, я почувствовал свои обязанности к ней. И я их выполню – она никогда не узнает нищеты. Я устрою ее жизнь как можно лучше».

Писатель позже отправил дочку в Париж, на воспитание в семью Полины Виардо, дав ей благородное имя певицы. Там она под присмотром гувернантки-англичанки занималась благотворительностью. Собственноручно штопала худую одежду беднякам! «А я считаю, - возразил Толстой, - что разряженная девушка, держащая на коленях грязные и зловонные лохмотья, играет неискреннюю, театральную сцену.»

Слово за слово – и взбешенный Тургенев, что на него совершенно не было похоже, крикнул: «Замолчите, или я Вам дам в рожу!» И выскочил из комнаты.



Эмоции понятны, отец обиделся за дочь.

- Вскоре писатель вернулся, извинился за свою горячность и укатил домой в Спасское-Лутовиново. Один. Толстой поехал к себе в Ясную Поляну. По пути остановился в Новоселках у общего приятеля Борисова. И отправил оттуда бывшему уже другу записку, требуя письменного извинения.

Тургенев тут же ответил.

«1861. Май 27. Спасское.

Милостивый государь Лев Николаевич! В ответ на Ваше письмо я могу повторить только то, что я сам почел своей обязанностью объявить Вам у Фета: увлеченный чувством невольной неприязни, в причины которой входить теперь не место, я оскорбил Вас безо всякого положительного повода с Вашей стороны и попросил у Вас извинения. Это же самое я готов повторить теперь письменно и вторично прошу у Вас извинения. Происшедшее сегодня поутру доказало ясно, что всякие попытки сближения между такими противоположными натурами, каковы Ваша и моя, не могут повести ни к чему хорошему; а потому я тем охотнее исполняю мой долг перед Вами, что настоящее письмо есть, вероятно, последнее проявление каких бы то ни было отношений между нами. От души желаю, чтобы оно Вас удовлетворило и заранее объявляю свое согласие

на всякое употребление, которое Вам заблагорассудится сделать из него. С совершенным уважением имею честь остаться, милостивый государь, Ваш покорнейший слуга Ив. Тургенев.»


- Но вот незадача: пока Тургенев готовил ответ, Толстой переехал из Новоселок в соседнее сельцо Богослово, где остановился на постоялом дворе. - Поздно ночью Иван Сергеевич отправляет письменное извинение по новому адресу. Сделав приписку: «В 10 часов и полчаса ночи… Иван Петрович (Борисов, владелец Новоселок, – Ред.) сейчас привез мне мое письмо, которое мой человек по глупости отправил в Новоселки, вместо того, чтобы отослать его в Богослово. Покорнейше прошу Вас извинить эту неприятную оплошность. Надеюсь, что мой посыльный застанет Вас еще в Богослове».

Но нетерпеливый Толстой, не получив сразу ответ, посылает Тургеневу… вызов на дуэль. Не на пистолетах или шпагах, как было принято тогда в России. А на …охотничьих ружьях, «чтобы уже наверняка»! Дескать, он «не желает стреляться пошлым образом, т. е. что два литератора приехали с третьим литератором, с пистолетами, и дуэль бы кончилась шампанским, а желает стреляться по-настоящему и просит Тургенева приехать в Богослово к опушке с ружьями». Сам же послал в Ясную Поляну нарочного за своим любимым бельгийским ружьем и литыми пулями к нему.

Тургенев в ту пору еще не дописал роман «Отцы и дети», а Толстой только через пару лет приступит к «Войне и миру»…


Толстому в момент ссоры было 33 года, Тургеневу – 43, возраст уже явно не дуэлянтский. Любопытно, что в романе «Отцы и дети» Павел Петрович Кирсанов тоже в немалых по тем временам летах стреляется с молодым Базаровым. По схожей причине. Роман был завершен тем летом 1861-го. Однако, Тургенев написал сцену дуэли, до ссоры с Толстым.


К счастью, Борисов, Фет, другие общие друзья в последний момент смогли предотвратить дуэль. Толстой долго еще не мог успокоиться.

Хотя многим был обязан Ивану Сергеевичу. Тот первым заметил его талант, и даже приютил прибывшего с Крымской войны молодого литератора в своей петербургской квартире, терпел его шумные возвращения с кутежей на рассвете. А за спиной Толстой еще и иронизировал: «Не могу видеть, как он ходит по кабинету, вертит своими демократическими ляжками и разглагольствует!»

Целых 17 лет классики не общались друг с другом.

Первым не выдержал Толстой. В апреле 1878 года отправил в Париж примирительное письмо.

«В последнее время, вспоминая о моих с вами отношениях, я, к удивлению своему и радости, почувствовал, что я к вам никакой вражды не имею. Дай бог, чтобы в вас было то же самое. По правде сказать, зная, как вы добры, я почти уверен, что ваше враждебное чувство ко мне прошло еще прежде моего. Если так, то, пожалуйста, подадимте друг другу руку, и, пожалуйста, совсем до конца простите мне все, чем я был виноват перед вами. Мне так естественно помнить о вас только одно хорошее, потому что этого хорошего было так много в отношении меня. Я помню, что вам я обязан своей литературной известностью, и помню, как вы любили и мое писание и меня. Может быть, и вы найдете такие воспоминания обо мне, потому что было время, когда я искренне любил вас. Искренно, если вы можете простить меня, предлагаю вам всю ту дружбу, на которую я способен. В наши года есть одно только благо - любовные отношения между людьми. И я буду очень рад, если между нами они установятся. Гр. Л. Толстой».

Иван Сергеевич плакал, читая это письмо, вспоминал позже критик Анненков. И сразу дал ответ: «С величайшей охотой готов возобновить нашу прежнюю дружбу и крепко жму протянутую мне Вами руку...»


А легенда о дуэли классиков по-прежнему жива в их родных местах. Как-то приехала в Спасское-Лутовиново большая группа ученых-тургеневедов из Москвы, Петербурга. После научных заседаний, как водится, повезли гостей на Бежин луг, а на обратном пути завернули в Богослово, где на опушке должны были стреляться великие писатели. Пока старательная девушка-экскурсовод помогала выйти из автобуса совсем уж ветхой ученой старушке, а гости переминались с ноги на ногу, не зная, куда двигаться, вперед выступил разухабистый, всезнающий шофер. И возгласил громко, с воодушевлением и гордостью: «Вот здесь наш Иван Сергеевич вызвал на дуэль Льва Толстого. И уби-ил его!»

Ученые люди так и замерли :)


Иван Сергеевич приехал во Францию только через шесть лет после этого. Полинет практически забыла русский язык и говорила исключительно по-французски, что ее отца просто умиляло. «По-русски дочь забыла совершенно – и я этому очень рад. Ей не для чего помнить язык страны, в которую она никогда не возвратится», – писал он.

Огорчило же его то, что у дочери сложились непростые отношения с Виардо – девочка не прижилась в чужой семье. Их непростые отношения дошли до того, что девочку пришлось отдать в частный пансион.

Когда Тургенев прибыл во Францию, он забрал дочь из пансиона, и она поселилась вместе с ним.

Когда же девушке исполнилось семнадцать, она познакомилась с молодым бизнесменом Гастоном Брюэром. Будущий зять произвел на Ивана Сергеевича самое приятное впечатление, и он дал добро на брак дочери. И снабдил приданым – немалой по тем временам суммой – 150 тысячами франков.

Еще через семь лет Полинет Брюэр родила Тургеневу внучку – Жанну. А затем на свет появился и внук писателя – Жорж Альбар.

Примерно в это же время дела у зятя пошли наперекосяк – обанкротилась принадлежащая ему стекольная фабрика. Гастон Брюэр стал нервным, несдержанным, начал пить и почти каждый день устраивал жене скандалы.

В результате Полинет не выдержала, забрала детей и уехала от супруга в Швейцарию. Все расходы по обустройству дочери на новом месте и ее содержанию взял на себя Иван Сергеевич. Он даже хотел продать имение в Спасском и все эти деньги передать Полинет и ее детям, но не успел этого сделать. Имение, а затем и все имущество Тургенева продала Виардо, которой он по завещанию оставил абсолютно все – вплоть до авторских прав на свои произведения.

А вот Полинет не получила от певицы ни единой копейки. Она попыталась оспорить завещание, но проиграла суд и осталась с двумя маленькими детьми без каких-либо средств к существованию. Пришлось зарабатывать на жизнь уроками музыки.


Скончалась дочь Тургенева в Париже в возрасте 76 лет. Через девять лет после этого – в 1924 году – умер, не оставив наследников, и ее сын – Жорж Альбар.

Дольше всех прожила внучка писателя – 80 лет. Жанна Брюэр-Тургенева так и не вышла замуж, детей у нее тоже не было. Она жила, зарабатывая на жизнь частными уроками, так как свободно владела пятью языками. И даже пробовала себя в поэзии.

С ее смертью в 1952 году родовая ветвь Тургеневых по линии Ивана Сергеевича оборвалась
Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments