Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Судьба детей Есенина

Источник

Жизнь самого переводимого в мире русского поэта Сергея Есенина оборвалась в возрасте 30 лет. Оборвалась или оборвали — вряд ли когда-нибудь человечество узнает причины, обстоятельства и настоящую правду.

В поисках причин так называемого «самоубийства» невольно задаешься вопросом: смог бы Сергей Есенин — отец четверых детей добровольно уйти из жизни, обрекая их судьбы и жизни на жалкое существование? И сам вопрос, определяющий и подчёркивающий степень ответственности отца перед своими детьми, заставляет задуматься. Остаётся только догадываться, что произошло на самом деле. Но то, что Есенин был человеком ответственным и за своих близких и родных болел всей душой — в этом сомневаться не приходится. До самой смерти он был заботливым сыном и братом. Если рассматривать «самоубийство» с этой точки зрения — то ответ более чем очевиден…



После себя поэт оставил четверых детей — Юрия, Константина, Татьяну и Александра.

Юрий

Первый сын Есенина родился 21 декабря 1914 года. Его окрестили Георгием, но все называли мальчика Юрой. С матерью Юры — Анной Романовной Изрядновой поэт познакомился в марте 1913 г., в типографии, где они оба работали. Они очень быстро сошлись и светились от счастья.

Первые дни после рождения сына, вероятно, были самыми счастливыми в жизни Изрядновой:

«Когда я вернулась домой из роддома, у него был образцовый порядок: везде вымыто, печи истоплены и даже обед готов и куплено пирожное: ждал. На ребенка смотрел с любопытством, все твердил: «Вот я и отец». Потом скоро привык, полюбил его, качал, убаюкивал, пел над ним песни. Заставлял меня, укачивая, петь: «Ты пой ему больше песен». Забегая вперед скажем, что Юрий был единственным из четырех детей Есенина, кого отец — хоть и недолго — качал и убаюкивал и на чье рождение откликнулся стихом (для печати не предназначавшимся):



Будь Юрием, москвич.
Живи, в лесу аукай.
И ты увидишь сон свой наяву.
Давным-давно твой тезка Юрий Долгорукий
Тебе в подарок основал Москву.

Но идиллия длилась всего месяц. Уже в конце января Есенин жил в другом месте — один, а в марте уехал в Петроград. Сына Анна растила одна. Сергей, бывая в Москве, навещал, изредка помогал деньгами. На любительских снимках Юра одет бедно, лицо — не по годам умного мальчика. Он рано начал писать стихи, но мало кому их показывал.

После школы Юрий окончил авиационный техникум, некоторое время работал в Академии имени Жуковского.

Однажды, в 1934 г., в компании золотой молодежи, где был и Юрий Есенин, под влиянием винных паров, заговорили о том, что хорошо бы бросить бомбу на Кремль. На следующий день, разумеется, этот разговор был благополучно забыт.Через год после этого разговора его арестовали.

Юре предъявили обвинение — контрреволюционные преступления, террор, участие в преступной группе. Приговор по этой статье всегда был один — «высшая мера».

Сокамерник Г. Есенина И. Бергер в своей книге «Крушение поколения» вспоминает, что Юрий в тюрьме говорил: «они» затравили отца до смерти». А вот как пересказывает эти воспоминания Э. Хлысталов: «Юрий Есенин был убежден, что у его отца не было никаких причин закончить жизнь самоубийством, что погиб он вследствие каких-то нападок, и говорить следует о его убийстве».

13 августа 1937 года Юрий Есенин был расстрелян. Анна Романовна ничего не знала о судьбе сына. Родственникам приговоренных к высшей мере, как правило, сообщали: десять лет без права переписки. Десяти лет она не прожила. Умерла после войны в 1946 г., ей было 55. В 1956 г. по заявлению младшего сына Есенина Александра Есенина-Вольпина Георгий Есенин был реабилитирован «за отсутствием состава преступления». Его дело признали полностью сфабрикованным. В доме, где родился Юрий Есенин сегодня работает музей. Организовал его актер Сергей Никоненко. Как оказалось, он родился в этом же доме.


Татьяна
Свою вторую жену Есенин встретил в редакции эсеровской газеты «Дело народа», где он печатался и его заработки были более-менее приличными. 23-летняя Зинаида Николаевна Райх работала там секретарём-машинисткой.
Анна Изряднова писала: «В марте 1915 года Сережа поехал в Петроград искать счастья. Писал оттуда Анне: «Я скоро вернусь, не буду жить там долго».


Но Есенин к Анне не вернулся. В столице его приняли восторженно. Вскоре вышла первая книжка стихов. Шла первая мировая война. Поэта призвали в армию. Он служил в санитарном поезде, доставляя с фронта раненых. Потом произошла Февральская революция. Поэт дезертировал из армии Керенского. Летом 1917 года со своим другом, поэтом Алексеем Ганиным, решил уехал в провинцию. С ними увязалась знакомая Зинаида Райх — будущая мать Татьяны и Константина Есениных. В Вологде неожиданно для всех, в том числе и для себя, обвенчался с ней в церкви.

29 мая 1918 года Зинаида Есенина родила дочь, которую назвали Татьяной.

В воспоминаниях Татьяна писала: «Я родилась в Орле, но вскоре мать уехала со мной в Москву, и до года я жила с обоими родителями. Потом между ними произошёл разрыв, и Зинаида Николаевна снова уехала со мной к своим родным… Спустя какое-то время Зинаида Николаевна, оставив меня в Орле, снова вернулась к отцу, но вскоре они опять расстались».

Вскоре мать Татьяны познакомилась с известнейшим театральным режиссером — В. Э. Мейерхольдом. Знакомство это изменило будущую жизнь З. Н. Райх. Она стала его женой и со своими детьми, Татьяной и Константином, поселилась в квартире Мейерхольда.

Дети Есенина полюбили отчима Мейерхольда, выступавшего в роли «второго папы», в доме которого были окружены заботой и вниманием. Татьяна несколько лет ходила в балетную школу при Большом театре. В 1936 году она окончила среднюю школу. Самым большим событием после окончания школы была поездка с Мейерхольдом и Райх во Францию. В сентябре 1937 года она поступила на механико-математический факультет Московского университета. Через месяц вышла замуж за Кутузова В. И., студента механико-машиностроительного института им. Баумана. Вскоре отец мужа, И. И. Кутузов, видный партийный и общественный деятель, один из лидеров «рабочей оппозиции», был репрессирован и объявлен «врагом народа». В июне 1939 года по необоснованному обвинению был арестован Мейерхольд, а 14 июля у себя на квартире неизвестными была жестоко убита Зинаида Райх.

На самом деле арест отчима Константина и Татьяны имеет предысторию. В 1934 году спектакль «Дама с камелиями», главную роль в котором играла Зинаида Райх, посмотрел Сталин, и спектакль ему не понравился. Критика обрушилась на Мейерхольда с обвинениями в эстетстве. Зинаида Райх написала Сталину письмо о том, что он не разбирается в искусстве.

8 января 1938 года театр был закрыт. Приказ Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР «О ликвидации Театра им. Вс. Мейерхольда» опубликован в газете «Правда» 8 января 1938 года. Сценарий дальнейшей жизни выдающегося режиссера был уже написан — в 1939 г состоялся арест. После трёх недель допросов, сопровождавшихся пытками, Мейерхольд подписал нужные следствию показания: его обвиняли по статье 58 Уголовного кодекса РСФСР (контрреволюционные действия). В январе 1940 года Мейерхольд писал В. М. Молотову:

…Меня здесь били — больного шестидесяти шестилетнего старика, клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине, когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам […] боль была такая, что казалось, на больные чувствительные места ног лили крутой кипяток…
2 февраля 1940 года режиссер был расстрелян.


После гибели Райх и Мейерхольда перед Великой Отечественной войной Татьяна Сергеевна осталась с младшим братом Константином и маленьким сыном Владимиром на руках. Будучи выселенной из квартиры родителей в Брюсовом переулке, Есенина спасла архив Мейерхольда, спрятав его на даче в Балашихе, а в начале войны передала его на хранение С. М. Эйзенштейну.


Сергей Есенин по-своему любил детей, навещая их, встречался с Зинаидой Николаевной и Мейерхольдом. Писатель Роман Гуль в Берлине слышал, как Сергей Есенин делился с друзьями:

«…Только детей своих люблю. Люблю. Дочь у меня хорошая — блондинка. Топнет ножкой и кричит: я — Есенина!.. Вот такая дочь… Мне бы к детям в Россию… а я вот мотаюсь».

Перед отъездом в Ленинград в конце декабря 1925 года, С. Есенин пришёл проститься с детьми. Через несколько дней Москва прощалась с поэтом. Детей привели 31 декабря 1925 года в Дом печати на Никитском бульваре, где проходила гражданская панихида. З. Н. Райх часто подводила Таню и Костю к гробу, в котором лежал отец. «Отец для меня был неузнаваем, — писала Т. С. Есенина в 1986 году, — не верилось, что это он. Последующее я хорошо помню. Остановку у памятника Пушкину, чтение стихов у раскрытой могилы. Когда гроб стали опускать в могилу, мать так закричала, что мы с Костей вцепились в неё с двух сторон и тоже закричали. Дальше у меня провал памяти…»



В годы Великой Отечественной войны Татьяна Есенина эвакуировалась с мужем и сыном в Узбекистан, где по ходатайству Алексея Толстого получила с семьёй маленькую комнату в доме-бараке. Полвека прожила в Ташкенте, работая корреспондентом газеты «Правда Востока», научным редактором в издательствах Узбекистана.

Была инициатором процесса реабилитации Всеволода Мейерхольда. Письма Татьяны Есениной исследователю творчества Мейерхольда К. Л. Рудницкому являются важным источником для изучения творчества репрессированного режиссёра.

Написала книги-повести «Женя — чудо ХХ века», «Лампа лунного света», мемуары о С. Есенине, З. Райх и В. Мейерхольде.

Умерла 5 мая 1992 года в Ташкенте. Похоронена после отпевания на старинном городском Боткинском кладбище.

Константин

Константин родился 3 февраля 1920 г.

Крестным отцом Константина был писатель Андрей Белый. Сергей Есенин при рождении сына отсутствовал. Зинаида Николаевна сообщила ему о рождении сына по телефону и спросила: «Как назвать?». «Есенин долго думал, выбирая не литературное имя, и сказал: «Константином». После крещения спохватился: «Черт побери, а ведь Бальмонта Константином зовут». Смотреть сына не поехал».

Рождение Константина совпало со временем резкого охлаждения отношений между С. А. Есениным и З. Н. Райх. Подозрительность Сергея Есенина подпитывалась сплетнями в кругу его близких друзей. В «Романе без вранья» Анатолия Мариенгофа описана сцена случайной встречи Сергея Есенина и Зинаиды Райх на платформе ростовского вокзала в 1920 г., когда поэт при осмотре сына сказал: «— Фу… Черный… Есенины черные не бывают…».


Детская память Кости сохранила скудные воспоминания об отце. Вот что он писал в 70-е годы: «Самое первое, что сохранила память — это приход отца весной 192…, а вот какого точно, не знаю. Солнечный день, мы с сестрой Таней самозабвенно бегаем по зеленому двору нашего дома. (…) Вдруг во дворе появились нарядные, «по-заграничному» одетые мужчина и женщина. Мужчина — светловолосый, в сером костюме. Это был Есенин. С кем? Не знаю. Нас с сестрой повели наверх, в квартиру. Ещё бы: Первое, после долгого перерыва свидание с отцом! Но для нас это был, однако, незнакомый «дяденька». Константин помнил, что отец больше разговаривал с Таней, что подарков он не принес, но рассердился, когда узнал, что дети его стихов не читают.

Сергей Есенин по-своему любил детей, носил с собой их фотографии. В. Ф. Наседкин вспоминал, что при встрече поэт не забыл представить: «— А вот мои дети… — показывает он мне фотографическую карточку. На фотографии девочка и мальчик. Он сам смотрит на них и словно чему-то удивляется. Ему двадцать девять лет, он сам еще походит на юношу».


Костя не чувствовал в Сергее Есенине своего родного отца, так как воспитанием его занимался отчим В. Э. Мейерхольд. Наталья Есенина (племянница поэта, дочь сестры Екатерины) приводит такой эпизод: «Был случай , когда Сергей Александрович пришел навестить своих детей, к двери подбежал Костя и, увидев отца, закричал: «Танечка, иди, к тебе пришел Есенин!» Ребенок есть ребенок. Папой он называл В. Э. Мейерхольда…»

После убийства матери и расстрела отчима Костю, как студента, из большой родительской квартиры переселили в комнатку на Большой Пионерской улице. Константин учился в Московском инженерно-строительном институте. Очень скоро средств для нормального проживания стало не хватать. Изредка ему оказывали помощь близкие, чем могли, которые сами жили скудно. Приняла в его судьбе большое участие Анна Романовна Изряднова — мать Юры — первого сына поэта. «Удивительной чистоты была женщина, — с благодарностью вспоминал К. Есенин. — После того как я остался один, Анна Романовна приняла в моей судьбе большое участие. В довоенном 1940 и в 1941 годах она всячески помогала мне — подкармливала меня в трудные студенческие времена. А позднее, когда я был на фронте, неоднократно присылала посылки с папиросами, табаком, теплыми вещами».

В ноябре 1941 г., когда немецкая армия дошла до границ с Москвой, студент 4 курса Московского инженерно-строительного института Константин Есенин добровольцем ушел на фронт. Перед уходом в армию Константин отнес чемодан, набитый бумагами и редкими изданиями отца, на хранение последней жене Есенина Софье Андреевне Толстой, которая сберегла и возвратила ему всё после войны. Но многие вещи отца, которые достались Константину по наследству, остались бесхозными на московской даче в Балашихе. «В войну погибло очень много писем, записок, деловых бумаг отца, — вспоминал Константин Сергеевич. — Они хранились у меня на даче. Я был на фронте, сестра эвакуировалась в Ташкент, да так и осела там. Все наши родственники со стороны матери умерли в годы войны. Дача осталась пустовать. Дважды её самовольно заселяли. Весь архив свалили в сарай. Там он лежал несколько лет и зим, в мороз и зной».


На фронте Костя был ранен трижды. Летом 1944 г. во время одного из боев погибли командир первой роты штурмового батальона . Младший лейтенант Константин Есенин принял командование роты и повел бойцов за собой в атаку. Разрывная пуля пробила ему легкие. Вскоре родные Константина Есенина получили извещение о его гибели. 9 декабря 1944 года в газете «Красный Балтийский флот» был опубликован очерк Ю. Саркисова и М. Курганова «У самого синего моря», в которой рассказывалось о гибели комсорга Константина Есенина. ОДнако, известие о смерти К. С. Есенина оказалось ошибочным. Его, тяжелораненого, в бессознательном состоянии доставила в госпиталь медицинская сестра из другой части. Он выжил. Но об этом в штабе не знали. Третий орден Красной Звезды нашел его через долгие годы после окончания войны.



После демобилизации К. С. Есенин продолжил учение в Московском инженерно- строительном институте. На стипендию было трудно прожить, поэтому вынужден был продать в Главное архивное управление МВД СССР две тетради набело переписанных стихов отца. По окончании вуза стал трудиться на послевоенных стройках прорабом, начальником строительного участка. Возводил крупнейший строительный комплекс в Лужниках, строил жилые дома, школы и кинотеатры столицы. Фамилия Есенин мало помогала производственной карьере Константина. «Надо сказать, что носить фамилию Есенин довольно хлопотно, — писал К. С. Есенин в 1967 г. — Порой некоторые работники из среды моей строительной братии пугались близкого соседства с фамилией Есенин, а некоторые даже предлагали мне сменить фамилию. Но это всё, конечно, от скудности мысли». В дальнейшем К. Есенин перешел работать референтом в Кабинет Министров СССР по строительным вопросам, главным специалистом Госстроя РСФСР.

В довоенное время Константин Сергеевич увлекался футболом. В 1936 году играл в финале юношеского первенства Москвы и был отмечен за отличные спортивные успехи. После войны играл в футбол на соревнованиях сборных команд производственных коллективов, внимательно следил за футбольными баталиями в стране. Стал вести статистические данные о командах, игроках, различных спортивных встречах. Статистика К. Есенина открыла много новых граней в футболе, стала ценным материалом для спортивных специалистов и многочисленных болельщиков. Очень скоро Константин Сергеевич стал заметным футбольным обозревателем в спортивной журналистике, которая стала в последние годы его жизни второй «профессией».

За 40 лет Константин Сергеевич собрал огромную картотеку о футболе и футболистах. Это была своеобразная футбольная энциклопедия. На основе этих материалов К. Есенин написал и издал книги «Футбол: рекорды, парадоксы, трагедии, сенсации» (1968 г.), ставшая быстро библиографической редкостью. В книге есть такая фраза: «Страсти человеческие всегда удивляют людей бесстрастных, неспособных на увлечения, задубевших в своем восприятии мира только через стеклышко практицизма». Это была позиция Константина Есенина. В дальнейшем он издал книгу «Московский футбол и «Спартак» (1974 г.), получившей высокую оценку многочисленных любителей футбола. До конца своей жизни работал над книгой «Летопись советского футбола». В последние годы К. С. Есенин был заместителем председателя Всесоюзной федерации футбола.

Однажды в аэропорту Татьяна Сергеевна Есенина с двумя тяжелыми чемоданами стояла в очереди за билетами. Переносить чемоданы ей помогал молодой офицер. Когда Татьяна Сергеевна достала паспорт для предъявления кассиру, офицер прочитал фамилию и удивленно спросил, волнуясь:

«Вы Есенина? Скажите, а вы не родственница футбольного статиста Константина Есенина?» Когда Татьяна Сергеевна встретилась с братом, то рассказала ему об этом эпизоде, добавив: «Ты стал знаменитее отца».


Константин Сергеевич много сделал для восстановления имени своего отца. Он часто выступал с рассказами об отце, матери, других современниках, посещал места, связанные с именем С. Есенина. В 1967 г. в сборнике «Есенин и русская поэзия» опубликовал воспоминания «Об отце», которые в 1986 г. после небольшой авторской правки были перепечатаны в двухтомной книге «С. А. Есенин в воспоминаниях современников».

Скончался 26 апреля 1986 года в Москве. Похоронен на 17-м участке Ваганьковского кладбища в Москве в одной могиле с матерью, недалеко от могилы отца.

Александр




Из четырех детей Сергея Есенина дольше всех прожил его последний сын Александр.



Сергей Есенин, ушёл из жизни, когда Есенину-Вольпину было полтора года от роду. Матерью его была поэтесса и переводчица Надежда Вольпин. Родители были друзьями по литературному цеху, но в браке не состояли. Вскоре Надежда забеременела.

Есенин был потрясён, узнав, что Надежда хочет оставить ребёнка. «Что ты со мной делаешь! У меня уже трое детей!» — воскликнул он. Надежда, оскорблённая его реакцией, уехала в Ленинград, не оставив ему адреса: «Хорошо. Это будет мой ребенок. Только мой…».


Есенин пытался разыскать Надежду, но соседи по коммуналке по её просьбе адреса ему не сказали. По Москве даже ходила частушка: «Надя бросила Сергея без ребёнка на руках». Рассказывали, что беременной она ходила в платье, на котором было изображено солнце, и говорила, что родит Христа. 12 мая 1924 года родился сын, как две капли воды похожий на отца.

Надежда Вольпин пишет, что Есенин допытывался у побывавшего у неё знакомого, какой он — чёрненький или беленький. На что тот отвечал: «А я ему — не только что беленький, а просто — вот каким ты был мальчонкой, таков и есть. Карточки не нужно».

Сергей Есенин видел сына дважды. Один раз на улице: мать тогда передала его няньке, мол, «унеси, чтоб не видел». Поэт обиделся. А второй раз сам пришел к Надежде домой — специально, чтобы повидать сына…


В 1933 году в возрасте 9 лет вместе с матерью-переводчицей Надеждой Вольпин он переехал из Ленинграда в Москву, где в 1946 году окончил с отличием механико-математический факультет МГУ; в 1949 году, окончив аспирантуру НИИ математики при МГУ и защитив кандидатскую диссертацию по математической логике, уехал работать в Черновцы.

В 1949 году за «антисоветскую поэзию» был помещён на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу, в сентябре 1950 года как «социально опасный элемент» выслан в Карагандинскую область сроком на пять лет. Амнистирован после смерти Сталина в 1953 году, вскоре после чего стал известен как математик, специализирующийся в области интуиционизма. В 1959 году вновь помещён в спецпсихбольницу, где провёл около двух лет.


Говорил «много лишнего». Его периодически сажали в психушку. У него была присказка: «Ну, от этого меня уже лечили!» Родственники Александра просили не ходить к ним, — после его прихода квартира ставилась на контроль, телефоны прослушивались… «У нас дети», — говорили ему.

В 1961 году в Нью-Йорке вышла книга Есенина-Вольпина «Весенний лист», в которую кроме стихов вошёл его «Свободный философский трактат». За это Хрущёв на встрече с интеллигенцией на Ленинских горах назвал его «загнившим ядовитым грибом». В трактате была фраза, взбесившая власть: «В России нет свободы слова, но кто скажет, что там нет свободы мысли».

В конце 1962 года Хрущев произнес одну из своих крылатых фраз: «Говорят, он душевнобольной, но мы его полечим». И на ближайшие четыре месяца Есенин-Вольпин снова оказался на больничной койке. Меньше чем через два года Хрущев был смещён. С оттепелью покончено — началось брежневское завинчивание гаек…

Его забирали на Лубянку — и отпускали: не за что было ухватиться. Он напоминал властям, что инакомыслие не расходится с законом, а значит, не должно быть наказуемо. Жена Вольпина Виктория вспоминала: однажды за три часа беседы со следователями Александр Сергеевич так их измотал, что они сдались, позвонили ей и сказали: «Забирайте!».

Есенин-Вольпин сформулировал и стал отстаивать идею о том, что советские законы сами по себе вполне приемлемы, а проблема заключается в отказе со стороны государства следовать этим законам. Он убеждал своих единомышленников, что, если бы государство соблюдало свои собственные законы, граждане не оказались бы в положении бесправия и что ситуация с соблюдением прав человека изменится, если граждане будут активно добиваться от государства соблюдения законов.

В мае 1972 года по настоятельному предложению советских властей эмигрировал в США. Ему не оставили выбора. Фраза «Не поедете на Ближний Восток, так отправим на Дальний», ходившая впоследствии в качестве шутки, изначально никакой иронии в себе не содержала. Из уст сотрудника КГБ она звучала даже зловеще. Александр Сергеевич решил больше судьбу не искушать. Насиделся уже к тому времени и в тюрьме, и в ссылке, и в психушках.

В США работал в университете Буффало, затем — в Бостонском университете. Автор теоремы в области диадических пространств, получившей его имя.


Сын поэта умер 16 марта 2016 года в США на 92 году жизни. Александр Сергеевич Есенин-Вольпин — математик, философ и поэт, участник диссидентского и правозащитного движения в СССР. В декабре 1965 года он стал одним из организаторов «Митинга гласности».

Есенин-Вольпин написал несколько фундаментальных работ по логике и теории права в СССР. Именно Есенин-Вольпин ввел слово «гласность» в качестве общественного требования к властям соблюдать закон и сделать правовые процедуры прозрачными.


Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments