Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Category:

Нас накрывает генетический шторм

Источник


В мире стремительно формируется отрасль генного редактирования, и мы уже стоим на пороге распространения практики генетического «улучшения» человека.



В историю человечества 2018-й войдет как год, в котором родились первые генетически отредактированные дети. У девочек-близнецов при помощи технологии CRISPR/Cas9 ученые Южного научно-технологического университета (Шеньчжэнь, КНР) удалили ген CCR5, что сделало их невосприимчивыми к ВИЧ-инфекции.



Реакция в мире, включая научное сообщество, оказалась бурной и преимущественно негативной. Правительство КНР даже временно запретило любые исследования, связанные с редактированием генома человека. Однако остановить развитие технологии генного редактирования (CRISPR или какой-либо иной) и применение ее в отношении человека невозможно. Вопрос лишь в оформлении этого процесса и в том, кто окажется лидером новой технологической гонки.


Технология CRISPR, новый и чрезвычайно простой метод редактирования генов, позволяющий ученым вырезать нежелательные фрагменты ДНК с хирургической точностью, появилась в 2013 году.

Уже в 2015 году был впервые отредактировал геном эмбриона человека. С тех пор опыты по генному редактированию человеческих эмбрионов проводились в США, КНР, Великобритании и России.

В 2017 году в Калифорнии была проведена первая операция по редактированию генома взрослого человека.

Летом 2018 года Британский совет по биоэтике признал генетическую модификацию младенцев приемлемой, сделав оговорку, что она «может быть этически приемлемой, только если будет проводиться в соответствии с принципами социальной справедливости и солидарности». А на парламентских слушаниях в Великобритании представители научного сообщества заявили, что в случае либерализации законодательства по редактированию человеческого генома в течение двадцати лет подобные услуги могут стать не то что значительной, но даже первой статьей дохода государства.

И вот осенью 2018 года в КНР родились первые генетически отредактированные, «улучшенные» дети…

Скорость, с которой человечество приступило к генетическим экспериментам над самим собой, лишь только появилась первая возможность, поразительна. В принципе, она однозначно указывает, что человек не остановится и начнет изменять себя.

Мы стоим на пороге перехода человечества в режим автоэволюции — этот термин ввел знаменитый польский писатель-фантаст Станислав Лем в своей книге «Сумма технологии». Автоэволюция — это эволюция, которая протекает не по исходным природным законам, а направляется сознательно самим объектом эволюции, то есть человечеством.

Технологии генного редактирования уже не остановить. Собственно, это доказывает сам пример с китайским экспериментом. Он был проведен далеко не в ведущей китайской лаборатории и, судя по реакции правительства КНР, стал неожиданностью даже для властей. Дело в том, что технология CRISPR достаточно проста и доступна. Себестоимость материалов для редактирования генома составляет сотни долларов, а сама операция занимает несколько часов. Прибор для чтения генома (секвенатор) стоит несколько десятков тысяч долларов (самый дорогой — меньше миллиона).


Человек неизбежно воспользуется технологией генного редактирования для изменения самого себя, для улучшения себя, как он это понимает. Как и почему это будет происходить?

CRISPR позволяет лечить и предотвращать целые классы заболеваний. Невозможно отказать в лечении, имея лекарство. Невозможно сказать: вы, ваши дети и дети ваших детей будете болеть, страдать и умирать, потому что вылечить вас неэтично (неэтично вмешиваться в природу человека). Эта позиция этически не защитима, собственно, об этом последние решения Британского совета по биоэтике.

Технология эта универсальна: одними и теми же инструментами врач — клинический генетик сможет избавить будущего ребенка от генетического заболевания и повысить его интеллект. Уже выделена разновидность гена (KL-VS), наличие которого повышает IQ в среднем на шесть пунктов (он также уменьшает падение когнитивных способностей при старении). Шесть пунктов — это довольно много само по себе, пятнадцать пунктов отделяют обычного человека от идиота-тугодума, но это ведь только один ген.

Интересно, что, по оценке открывшего ДНК нобелевского лауреата Джеймса Уотсона, которую он дал в 2008 году, определение генов, ответственных за интеллектуальное развитие, должно было произойти в течение десяти-пятнадцати лет. И этот его прогноз, как мы видим, оказался весьма точным. Уотсон, которого недавно со скандалом лишили ряда научных званий «за расизм», в частности, уверен, что в скором времени научные круги неизбежно откажутся от политкорректности под давлением генетической революции.

Что произойдет дальше? Поскольку отрасль генной медицины для предотвращение генетических заболеваний развернута, неизбежно встанет вопрос об удовлетворении спроса на «улучшение» детей со стороны родителей. Если это будет запрещено, появится черный рынок. Еще не было такого случая, чтобы столь большой — многомиллиардный! — неудовлетворенный спрос (реальный или потенциальный) не привел к появлению черного рынка, сколь жесткими ни были бы запреты и ограничения.

Следующий шаг — генетические офшоры. Медицинский туризм уже существует — появится генный туризм. В мире уже де-факто существует генетический плюрализм: клонирование запрещено в одних странах, но разрешено в других; ГМО где-то запрещены к выращиванию, где-то разрешены, где-то требуется маркировка ГМО-продуктов, где-то нет; в одних странах экспериментируют с редактированием человеческого генома, а других это под запретом. Нет никаких оснований считать, что с «улучшением» людей не будет так же. Это не значит, что прямо завтра появятся страны, где можно все. Но какая-то вариативность возникнет, она уже формируется.


Что-то можно будет сделать в одной стране, что-то в другой. По мере того как технология будет отрабатываться, а число «улучшенных» людей будет расти, общество свыкнется с этой практикой. Начнут формироваться какие-то общественно признаваемые границы допустимого, они будут меняться со временем.

Никакие препоны не остановят родителей от возможности передачи улучшенных наследственных качеств будущим детям, тем более всем последующем поколениям детей и внуков.

В принципе, у человечества нет выбора, отказаться от развития генной инженерии или нет. Снижение смертности и увеличение продолжительности жизни как результат сознательного отключения человечеством механизмов естественного отбора привели к лавинообразному нарастанию числа генетически обусловленных заболеваний.

Вариантов остановить ухудшение генетического генома у человечества два — либо жесткая регламентация права иметь детей, либо изобретение эффективных методов сознательной коррекции наших геномов. Потому что иначе довольно скоро (ко второй половине века) социально-экономические системы просто не справятся с таким количеством людей с отклонениями в развитии, онкологическими заболеваниями и т. п. Даже самая высокоразвитая медицина быстро перестанет справляться с возросшей нагрузкой.


Одновременно на другой чаше весов — фантастические возможности, которые человечество получит от развития этой технологии. Разнообразие генов и комбинаций генов, которые могут обеспечить человеку «суперспособности», довольно велико.

Современный профессиональный спорт приобретает новое значение и функцию, превращается в кладезь информации о генах, дающих необычные качества и способности. Некоторые специалисты до 70−85% успеха в индивидуальных видах спорта относят на счет полиморфизма генов. Самый яркий пример — успехи бегунов на длинные дистанции из Кении и Эфиопии, в основном среди представителей группы племен календжин. Помимо более тонких и легких голеней (из-за строения костей) и более быстрого метаболизма сжигания жирных кислот в племени календжин часто встречается повышенная экспрессия одного из генов, отвечающих за выработку эритропоэтина, соответственно, у этих спортсменов от природы присутствует более высокая концентрация эритроцитов в крови.


Существует еще один возможный способ победить старость и кратно увеличить продолжительность жизни и ее качество: не трогать основной геном человека, а модифицировать в эмбрионе лишь геном митохондрии. Дело в том, что старение человека в значительной мере определяется накоплением ошибок в генах митохондрий, которые плохо защищены от поломок. Митохондрии отвечают за клеточное дыхание, являются энергостанциями клеток, где пищевые молекулы окисляются и распадаются, — это место довольно проблемно с химической точки зрения, там постоянно возникает большое число активных кислородных радикалов как побочных продуктов распада. При этом существуют млекопитающие, у которых митохондриальная ДНК значительно более устойчива, чем у человека. И, вполне возможно, присутствуют механизмы ее репарации. В ДНК современных митохондрий в человеческих клетках содержится всего 37 генов — против 20–25 тысяч, содержащихся в ядерной ДНК. Разобравшись в том, как снизить уязвимость этих генов, можно будет увеличить продолжительность жизни, не вмешиваясь в основной геном.

В любом случае проблема старости и кратного увеличения продолжительности жизни будет решена в течение двух десятков лет.

Затем, после того как базовые запросы вроде продолжительности и качества жизни будут решены, начнется использование генов других видов — для придания организму человека новых качеств и возможностей.

А потом наступит пора радикальных изменений — на основе расширения алфавита ДНК. Еще в 2014 году ученые американского Института Скриппса создали бактерию с двумя новыми «буквами» в ДНК. Стандартный генетический алфавит состоит из четырех молекулярных букв — А, Т, G, C (азотистые основания аденин, тимин, гуанин и цитозин). Ученые добавили X и Y (или AXC, аденин-X-цитозин, и GYT, гуанин-Y-тимин). Две лишние буквы расширяют число возможных генетических слов до 216, вдобавок к прежним двадцати появилась возможность кодировать еще 172 аминокислоты.

Данный пример отлично иллюстрирует объем информации, который генерирует отрасль генной инженерии. Работа с этим объемом данных — ключевая компетенция XXI века. Банки данных генетической информации — главное богатство «генетической экономики». Все, что наработала земная биосфера в процессе эволюции за сотни миллионов лет, содержится в генном материале. Редкие гены или редкие комбинации генов, которые дают доступ к тем или иным свойствам, могут обеспечить их владельцу фантастические возможности. Однако с этими данными нужно уметь работать, уметь быстро интерпретировать и вычленять главное. Поэтому биоинформатика — это ключ к конкурентоспособности в глобальной экономике ближайшего будущего.

Показательно, что в начале 2018 года сразу четыре гиганта цифровой индустрии (Amazon, Apple, Google, Uber) заявили о новом приоритете в своей деятельности — биомедицине. Пока это не имеет прямого отношения именно к генной инженерии, но это точно имеет отношение к сбору больших данных. И отражает понимание того, что биоинформатика имеет ключевое значение для экономики будущего.


Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments