Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Categories:

Красная армия всех сильней

Источник


Знаменитый марш еврейского композитора Самуила Покрасса и еврейского поэта Павла Григорьева (Горинштейна) исполняет австралийский мужской ансамбль под названием «Dustyesky» из маленького городка Маллумбимби.



Самуил Яковлевич Покрасс в 10-летнем возрасте был принят в Киевское музыкальное училище по классу скрипки и фортепиано, увлекался эстрадой, писал стихи. В 16 лет был известен как виртуозный аккомпаниатор. В 1917 году окончил Петроградскую консерваторию по классу фортепиано и вернулся в Киев. После занятия Красной Армией в 1920 году Киева по заказу командования вместе с поэтом П. Григорьевым создал несколько боевых песен, из которых всемирно прославился марш «Красная армия всех сильней».



В 1923 Самуил Покрасс переезжает в Москву. 18 декабря 1923 дебютировал с песенкой в только что открывшемся мюзик-холле «Аквариума». Песня стала гимном театра. В феврале 1924 выезжает в Берлин, в 1927-1928 в Париж, затем навсегда уезжает в США, где руководит небольшим джазовым оркестром, пишет танцевальную музыку, в том числе для голливудских фильмов. Фильм с его музыкой «Три мушкетера» стал широко известен в СССР, так как шел в советском прокате после войны как "трофейный", вывезенный из Германии.

Это был фильм-пародия, в котором по сюжету персонажи Дюма – д'Артаньян, Атос, Портос и Арамис – напились, а их слуги, надев одежды своих хозяев, совершали их подвиги, попадая в уморительные ситуации, но успевая вернуться назад к моменту пробуждения мушкетеров. И кто из зрителей, не пел тогда веселую песенку д'Артаньяна, с которой тот направлялся в Париж в самом начале фильма: «А вари-вари-вари-вари-вари, судьба моя, Париж, // поэтами воспетый от погребов до крыш»?! Но, думается, и сегодня немного найдется людей, знающих имя автора этой песни.


Музыкальная судьба Самуила в США сложилась, по американским меркам, вполне удачно. Три года, проведенных в эмиграционных кругах Берлина и Парижа, не прибавили ему оптимизма, но в Америке он как-то быстро акклиматизировался, создал джаз-оркестр и долгое время им руководил, стал автором нескольких бродвейских мюзиклов и музыки к трем музыкальным кинокомедиям. В СССР его имя было запрещено упоминать, а его произведения исполнялись без указания авторства, в США же он был для беженцев из России ненавистным автором ненавистного гимна ненавистной Красной Армии. И когда однажды, 15 сентября 1939 г., он, обедая в ресторане, вдруг упал лицом в тарелку, а потом выяснилось, что в пищу был подмешан цианистый калий, никто не удивился. Пресса только гадала, чьих рук это дело: агентуры НКВД или местных нацистов.


В России остались три брата Самуила: Аркадий, Дмитрий и Даниил. На учебу талантливых сыновей их отец денег не жалел, и все они получили консерваторское образование.


А Дмитрий в 1919 г. оказался в Ростове-на-Дону, который в то время был одним из центров Белого движения. Рядом с ним был Анатолий Френкель (Д’Актиль). Друзья работали в театре миниатюр «Гротеск»

Когда в январе 1920 г. город заняла 1-я Конная армия под командованием Буденного, этот Театр оказался под покровительством Политотдела Южного фронта, он выполнял его задания. Одним из таких «заданий» было поручение написать текст марша Первой Конной, что и сделал Анатолий Френкель. Музыку же сочинил Дмитрий Покрасс. Так родился «Марш Буденного» – едва ли не первая массовая песня в Советской России.

Сам С. М. Буденный чрезвычайно гордился песней «своего имени» и, как мог, покровительствовал Дмитрию Покрассу. А тот написал еще несколько песен, посвященных Первой Конной, в том числе и «Красные кавалеристы», также получившую огромную популярность в стране. Д’Актиль тоже работал на Политотдел, написав пьесу для агиттеатра «Семь зятьев Антанты».

Буденный мобилизовал бойких авторов, и они стали числиться бойцами «буденовских войск». Покрасс, к примеру, заведовал музыкальной частью армии. Дмитрий, низкорослый тщедушный еврейский паренек, возглавил оркестр Первой Конной армии.

В 1923 г. он – главный дирижер московских театров «Палас» и «Эрмитаж», а спустя еще три года – главный дирижер Московского мюзик-холла. Пишет песни, аккомпанирует Тамаре Церетели – одной из звезд советской эстрады 1920-х гг., работает с хором московских цыган. С 1932 г. с ним начал тесно сотрудничать Даниил. Братья хорошо дополняли друг друга.

Наибольший успех сопутствовал Дмитрию и Даниилу Покрассам во второй половине 30-х годов, что было связано с их музыкой к кинофильмам. Дмитрий писал для художественных фильмов («Девушка с характером», «Трактористы» и др.), Даниил – для документальных. За музыку к фильмам «Мы из Кронштадта» и «Если завтра война» Дмитрий в 1941 г. был удостоен Сталинской премии. Не было, наверное, в стране человека, который бы не распевал «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля», «Дан приказ: ему – на запад, ей – в другую сторону», «То не тучи – грозовые облака», «Гремя броней, сверкая блеском стали», «Если завтра – война, если завтра – в поход» и многое другое.

Трагически закончилась жизнь Даниила Покрасса. Так случилось, что судьба его свела с балериной Юлией (Юдифью) Мельцер (1911-1968) – невесткой Сталина.



Та после того, как ее муж, сын Сталина Яков, попал в плен, два года провела в тюрьме, разделив судьбу тысяч других женщин, чьи мужья – офицеры Красной Армии, - попав в окружение, не покончили собой, к чему призывал Сталин, а сдались противнику. Ее роман с Даниилом вызвал гнев вождя. На Даниила началось такое давление со стороны прессы, административных органов и концертных организаций, что сердце его не выдержало, и он умер от сердечного приступа прямо за рулем собственного автомобиля. Ему было только 49 лет.

Об Аркадии сведений почти не сохранилось. Известно только, что в 30-е годы он работал концертмейстером в Московском парке им. М. Горького и был аккомпаниатором известных певцов Тамары (наст. – Наталья Митина-Буйницкая, 1873-1934) и Вадима Козина (1903-1994). Страстный проповедник городского романса, Аркадий пытался противостоять «системе», но безуспешно. Борьба с «цыганщиной», развернувшаяся в конце 20-х, оставила без репертуара Тамару, и некогда одна из самых популярных и богатых актрис Петербурга умерла в нищете и забвении.



Ударила эта борьба и по Аркадию. Но в 1936 г. он открыл для московской публики и сделал знаменитым Вадима Козина, с голоса которого вскоре запела вся страна. «Мой костер», «Утро туманное», «Пара гнедых», «Нищая», «Прощай, мой табор» впервые прозвучали в его исполнении. Но в 1939 г. пути Козина и его аккомпаниатора разошлись, и дальнейшую судьбу музыканта проследить не удается.

Жизнь всех трех братьев Покрассов в СССР в значительной степени омрачало наличие «близкого родственника за границей». Один этот факт мог их всех привести, несмотря на всю влиятельность их заступников, в ГУЛАГ, поэтому факт этот тщательно скрывался, что по тем временам было более чем разумно. Но те, кому «следовало знать», об этом, конечно же, знали. Сведений о судьбе Самуила его московские братья получали мало и даже о его ранней смерти в 1939 г. узнали с большим опозданием.

И вот - приглашение Дмитрия Покрасса на ночной просмотр в кинозал на сталинской даче. За ним заехали домой, привели в небольшой полутемный, пока еще пустой зал. Вокруг столиков с фруктами и напитками стояли кресла. Крохотный Покрасс вжался в одно из них в конце зала, под самым окошком киномеханика, и, когда вошел Сталин, сопровождаемый всеми членами Политбюро, остался незамеченным.

Сначала показывали кинохронику, потом фрагменты какого-то нового советского фильма, к которому Покрасс не имел никакого отношения. Все стало ясно тогда, когда появились титры американского фильма «Три мушкетера», и среди имен создателей Покрасс прочитал имя своего старшего брата. Дмитрий Покрасс покрылся холодным потом: он понял, что живым его из этого зала уже не выпустят.



Покрасс смотрел на экран, но фильма не видел: жуткие картины ареста и допросов в подвалах Лубянки возникали в его воображении. А зрители в зале в это время громко смеялись, переговаривались. Наконец, зажегся свет. Члены Политбюро потянулись к выходу из зала. Поднялся со своего места и Сталин. И тут взгляд его остановился на несчастном, совершенно убитом маленьком человечке в конце просмотрового зала.

То, что произошло дальше, разные авторы описывают по-разному. Чаще всего приводится такой вариант. Вождь несколько секунд постоял, вспоминая, с чем связана ситуация, но затем, пыхнув трубкой, спросил:
– Это что, твой брат все это написал?
– Мой. Только он уже давно умер.
– Лучше бы ты умер. А он жил.

Это была шутка. У Сталина после веселой комедии было хорошее настроение.



Дмитрий Покрасс пережил отца народов. Он ушел из жизни в 1979 г. в 80-летнем возрасте.

Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments