Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Categories:

А все таки книжка выйдет :)

И этого никогда бы не случилось, без вашей поддержки, друзья : ineverova, bukva2012, sun_jr, wieder_falsch, cheralpa, anna_bpguide, marinta, selena2264, sonya_oreshnik,zdraste_nafig



Начало здесь:
1.Этот город наш с тобою
2.Без беарнского мерина
3.Московская сага -2
4.Приключения продолжаются
5.Учитель истории
6.Байки из склепа
7.Продолжение
8.Владочка
9.Роскошная жизнь
10.Побег
11.Дети преподобного Муна
12. Сбывшееся предсказание

Дети преподобного Муна

Общиной оказалась простая квартира — просторная, в четыре комнаты, но аскетичная. Ничего лишнего: полы были застланы коврами в строгих землисто-коричневых тонах. Единственная и, похоже, главная ценность — рамка с большой фотографией Преподобного Муна, основателя Церкви Объединения и его жены.



Моими соседями стали восемь человек разных национальностей. На их лицах, вроде бы непохожих друг на друга, явно проступала единая печать экстатической, даже маниакальной радости. Или благости — в тот момент мне было не до оценок. Да и вряд ли я, вдохновленная своим чудесным «спасением», чем-то от них отличалась.
Я села на пол рядом с двумя японками и с облегчением подумала: «Жива!»

Так я стала учеником волшебника - кандидатом на посвящение в братство.

Наутро я узнала распорядок дня: ранний подъем, молитва, завтрак — естественно, духовно-вегетарианский.

После завтрака двое дежурных остаются дома на хозяйстве, а остальные едут в центр города продавать самодельные открытки, вербуя новых адептов Муна. Вечером сдача выручки, ужин, и обязательная лекция на тему того, что такое Церковь Объединения.


Весь центр города был поделен на отрезки: каждый мунист работал на своем участке, не смея заходить на чужую территорию. И я, выходя из дома, невольно ощущала себя дитем лейтенанта Шмидта…

Мне достался участок на Тверской — в самой гуще толпы из кришнаитов, буддистов, проституток, цыган, эзотериков, торговцев «Камасутрой» и прочих просветленных людей.
Это сейчас работа на Тверской — повод не то для радости, не то для зависти. А тогда главная улица столицы была и главной пугалкой нерадивых девчонок: «Не будешь учиться — пойдешь на Тверскую!» (подразумевалось — телом торговать). Кто ж знал, что в девяностые от Тверской не спасет даже среднее медицинское — благо, торговать мне пришлось тем, что ныне солидно именуется "хендмейк".

В день я должна была продать двадцать чудесных открыток, которые креативили не покладая рук тихие японки из нашей коммуны . Цена устанавливалась на уровне «кто сколько даст».

У коллег работа шла неплохо, а вот я в первые же пятнадцать минут поняла: навязывать людям покупки, даже мелкие, — это не мое. Нет, я честно пыталась, но стоило мне собраться с духом и открыть рот, чтобы обратиться к очередному прохожему, как в горле тут же предательски вставал ком. И пока я с ним боролась, потенциальный клиент благополучно уходил.


Не помогало и то, что рядом со мной был участок буддистов. Они, облаченные в яркие рыжие балахоны самозабвенно стучали в этнические барабаны. Ритм, мелодия — дело десятое, главное — побольше шума. Так что жители и гости столицы старались побыстрее обойти этот праздник жизни, пробегая мимо скромных открыток.

К концу первого рабочего дня я поняла: придется схитрить. И я решительно полезла в свой пакетик с деньгами, который сумела припрятать от лидеров и членов общины. В конце концов, это ведь взнос на наше же благо… на еду.

Вечером победоносно выложила перед куратором сто долларов:
— За сегодня.
Тот ошалело посмотрел на купюру — это было раза в три больше, чем приносили все «кутузовцы», вместе взятые. Но промолчал.

Еще через три дня успешных «продаж» я получила негласный статус одного из самых верных последователей Муна.
***
Понимая, что торговать я не хочу, не могу и не буду, вечерами я усердно откупалась от куратора собственными деньгами. А в рабочее время слонялась по Тверской без дела, постепенно заводя знакомства с ее завсегдатаями.

Однажды ко мне подошел парнишка из какой-то иудейской секты. Заговорщически понизил голос, словно наркоторговец из анекдотов, и с легким еврейским акцентом доверительно произнес:
— Вам непременно надо ехать в Израиль. Вы же понимаете, как только все евреи соберутся на святой земле, врата Иерусалима отворятся, и в них ступит Мессия!
Кажется, это уже было лет этак две тысячи назад, подумалось мне, но озвучивать это наблюдение я не стала.
— Почему непременно?
— Ну как же! В вас таки отчетливо видна еврейская кровь.
— А в вас — мунистская, — тут же вдохновилась я. — Да и Мессия у нас уже есть, зачем ждать! Давайте уж лучше вы к нам!
Но паренек предпочел поспешно ретироваться, успев однако всучить мне кучу ярких журналов. Я с интересом разглядывала таинственные знаки неведомого языка.

Как то ко мне привязалась цыганка: «Ай, бриллиантовая, всю правду расскажу, ничего не утаю», - принялась причитать она. Делать мне по-прежнему было нечего, и я из интереса протянула ей свою ладонь. Сначала было очень любопытно слушать, речь ее плавно текла по невиданым берегам фантазии, но вскоре поток бреда меня утомил. И на словах «Суженый твой едет, да зря прокатится» я выдернула руку и побрела обратно к соседям-буддистам. С ними все-таки веселее.

А вечером куратор объявил мне «благую весть»: за мои заслуги перед общиной решено меня осчастливить и выдать замуж. Не только вне очереди, но и в виде исключения: меня ведь еще не приняли в настоящие мунисты.

***
Тут я все-таки немного отвлекусь и вкратце расскажу, что это за Церковь Объединения такая. Вернее, изложу, что помню из нашей вечерней политинформации.
Основателем Церкви, как я уже сказала, был кореец Мун Сон Мён. Началось все с того, что в пятнадцать лет ему якобы явился Иисус и поручил спасать человечество, больше-де некому. Мун задачу понял, принял, что называется, в работу и вскоре изложил свое учение в труде «Божественный принцип».


Был он кроме всего прочего удачливым бизнесменом. И на продвижение своих идей денег не жалел. Главной его идеей была мысль о том, что все горести людей от того, что нет у них достойной пары.

В общем, Мун решил это дело исправить: найти каждому вторую половинку, собрать всех на масштабной церемонии бракосочетания, поженить разом человек двести-триста, благословить и отправить весь этот любовно-семейный флот обтесываться о быт. Предполагалось, что люди будут жить с определенным им Муном партнером до конца своего века.

(Здесь я все-таки не удержалась и полезла в Интернет. Один американский профессор психологии выяснил, что 85% пар мунистов до сих пор живут вместе. Вот это я понимаю, рейтинг доверия лидеру!)

Подбор «достойного» осуществлялся, как утверждали сторонники Муна, по провидению. Точнее, как Мун на душу положит: перед лидером учения ставились коробки с фотографиями. Он залезал руками в одну, другую, усердно там рылся и вытаскивал две карточки — вуаля, пара готова! Назначал дату бракосочетания, потом дату знакомства (да-да, в таком порядке), проводил обряд — и дело в шляпе, все танцуют.

В общем, дедушка развлекался как мог.

В частности, в девяностых годах встречался он с небезызвестным Михайл Сергеевичем и даже проводил некий обряд в Успенском соборе Московского Кремля. Якобы посвятил этот храм себе, разбросав в помещении священную соль. В 1992 году Мун полагал, что в ближайшее время его учение станет государственной религией на постсоветском пространстве.

«Люди готовы и голодны (духовно), - вещал он,- время действовать… Россия — огромная плодоносная земля. Она представляет золотую возможность для нас»

И знаете, поначалу я в это даже верила. Верила, что так и надо, что нет ничего важнее семейных уз, и раз уж тебе дан партнер, то жить вам, пока смерть не разлучит. Я даже переложила учение Муна на свою семью и будто бы поняла, почему моя мама, несмотря на все мои просьбы и детские слезы, несмотря на собственную боль, не разводилась с отцом-алкоголиком и терпела все его закидоны! Она хотела, чтобы у детей перед глазами была полноценная семья! Это осознание вызвало у меня поток слез всепрощения — я разревелась прямо на лекции под одобрительные улыбки куратора и членов общины.


Глупо искать свою половинку до старости, перебирая людей, как огурцы в овощной лавке. Гораздо лучше обрести спокойное счастье в труде и союзе с человеком, назначенным тебе высшей силой. Не зря же говорят, что браки по расчету самые крепкие. И такое общество будет улучшенной версией того, что мы имеем сейчас...
В устах лидера общины эти идеи звучали невероятно логично и правильно. Правда, тогда они не касались меня напрямую, но об этом я и не задумывалась.

А теперь я сама стою в плане на ближайшую церемонию…

***
Подготовка невест и женихов началась с фотографирования. Меня и других кандидатов на «сюпрюжество» причесали, приукрасили и сфотографировали. Фотка, кстати, получилась хорошей — в том смысле, что я себе на ней понравилась. Брат Макс положил ее в конверт и ушел, а я гляделась в зеркало и улыбалась своему отражению. Меня переполняло какое-то странное воодушевление: вся эта затея с замужеством по фотографии казалась веселой и романтичной игрой… Как будто я не я, а принцесса из старинного рода, которая должна выйти замуж за принца и тем самым объединить и укрепить наши два королевства. И вот королевский гонец летит с моим портретом к суженому…

Вскоре куратор принес ответную посылку от Муна: конверты с подобранными нам партнерами. Я тут же вскрыла свой: с фотографии на меня смотрел… настоящий индус.

Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments