Katya Kalashnikova (ketiiiiiiii) wrote,
Katya Kalashnikova
ketiiiiiiii

Аслан

Начало здесь

В ту ночь я не смогла уснуть, все прокручивала в голове события вечера, стараясь сохранить каждую мелочь. Странно и сладко щемило сердце. Утром на традиционной пятиминутке я блаженно улыбалась, глядя на распекающую всех суровую старшую сестру.

Чтобы медперсонал не выпил весь спирт, использующийся для дезинфекции, в бутыль с ним решено было подлить зеленки. И вот теперь, у медиков- практикантов, дежурящих в прошлую ночь, из красных, воспаленных глаз текли зеленые слезы. А спирта в емкости изрядно убыло.

«Катя, что с тобой? Что ты лыбишься как дурочка?, - Марина Викторовна отвлеклась от своего гневного спича, - Под препаратами что ли? Или влюбилась? Смотри у меня!» Проницательности ее можно было только позавидовать.

Смена тянулась необычно долго, уже перед закрытием у смешливого деда Толи из 7 палаты началось легочное кровотечение. Пришлось спешно везти его в реанимацию. Систему ставили прямо в лифте.
Вены у деда Толи были сложные, бегающие. Взгляд мой невольно задерживался на длинном вытатуированном номере на запястье. Руки дрожали, я все никак не могла попасть иглой куда следовало.
«На свиданку, небось опаздываешь,- сипло прошептал он, - прости, что подвел тебя, девочка»

Наконец я вошла в вену, и пациент задышал ровнее. Лифт приехал на этаж интенсивной терапии. Было невероятно больно смотреть, как рак отнимает жизнь у этого человека, выжившего в нечеловеческих условиях концлагеря.

Смена моя закончилась...

Всю дорогу домой я проплакала, проклиная жизненную несправедливость. Почему сволочи и гады живут на свете припеваючи, а светлые, добрые люди вынуждены страдать от рака и прочих недугов? Пережитый стресс заставил забыть о вчерашней встрече.

Мы не обменялись с Асланом телефонами, так как телефонов никаких у нас тогда не было, и расстались как будто бы навсегда.

Трудно представить нахлынувшую на меня радость, когда вечером у подъезда замаячила тень моего спасителя.
«Добрый вечер,- произнес он,-прогуляемся?»
И вдруг, заметив мое состоянии, изменился в лице:
«Что случилось?»
Я, всхлипывая, вкратце пересказала ему события сегодняшнего дня.
Он внимательно слушал, в конце просто молча обнял меня, позволяя выплакаться вволю…


С этих пор каждый вечер мы гуляли, болтали обо всем на свете и, казалось, это не закончится никогда.

Кем был Аслан объяснить для сегодняшнего поколения будет сложно, но сверстники из девяностых легко поймут меня. Взгляд его был очень странным. Если смотреть слева, то складывалось впечатление что перед вами веселый и добрый "рубаха-парень", но если посмотреть справа, то можно до жути испугаться зловещего, как будто застывшего взгляда. Секрет был прост. Вместо правого глаза у Аслана был искусный протез, почти как настоящий, с первого раза даже не различишь. Последствия точного выстрела из лука какого то осетинского Чингачгука. Помните, эти луки из орешника с тетивой из лески?

Как ни странно физическая особенность моего нового друга сослужила ему хорошую службу. Старший брат его, Марат, с незапамятных времен работал заместителем директора инструментального завода по закупкам. В свое время это была хорошая должность. Но сейчас все вокруг рушилось на глазах, экономика падала, денег на зарплаты не было. Как не предвиделось и никаких заказов от государства. Инструментальный, тракторный, алюминиевый заводы растаскивали по частям. Все, кому было не лень, вывозили оборудование на металлолом прямо среди бела дня.

На этом фоне директора заводов превращались либо в "эффективных менеджеров", либо попадали с радаров. Их словно бы стирали ластиком. Марат вытащил подросшего младшего брата из своего родного Беслана, намереваясь как то пристроить на завод.

Так совпало, что в это самое время, когда у братьев была аудиенция с директором на предмет трудоустройства, появились на предприятии хмурые люди с битами и кастетами. На взгляд Аслана они обратились к директору, уважаемому человеку, как то невежливо, да и в не в свою очередь. Пришлось ему немного подискутировать с ними о правилах поведения. По итогам дискуссии, Аслан остался на инструментальном кем то вроде личной службы безопасности директора. Ловил особо наглых, а тех, кто имел какие то права заставлял делиться. Участвовал в каких то переговорах, а попросту говоря "стрелках". Он становился своего рода гарантом исполнения обещаний переговорщиков в эпоху всеобщего кидалова.



Накачанные мышцы борца и неподвижный зловещий взгляд правого глаза создавали ему репутацию "серьезного" человека.Со временем, идущие на важные встречи люди, стали приглашать страшного осетина в качестве поручителя. Договора, бумаги не имели тогда такой силы, как присутствие "третьей стороны" в качестве арбитра или, так называемого, "решалы".

«Что ты делаешь в воскресенье ?»- спросил он в конце недели.
Но этот раз я не была столь откровенна.
«Мне надо в одно место », последовал немногословный ответ.

Утром он ждал меня у подъезда. В руках у меня была складная детская коляска.
В молчании мы доехали до центра города. И я привычно вошла в ограду типичного двухэтажного здания детского садика. Но это был не детский садик.
«Городской дом ребенка» - гласила надпись на фасаде.
Subscribe
promo ketiiiiiiii april 20, 2013 09:54 8
Buy for 100 tokens
Скайп-школа "GLASHA" приглашает на дистанционные уроки развития разговорных навыков с преподавателями из стран англосферы.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments